1. Кризис взаимоотношений государства, Церкви и общества в современной России, обострение национальных и религиозных конфликтов на международном пространстве ставят вопрос о поиске плодотворных оснований взаимодействия общественных, государственных и религиозных сил. Это взаимодействие не может сводиться к «добрососедскому сосуществованию», к внешней толерантности, оно требует активного, творческого сотрудничества в поле нового фундаментального выбора, связанного с осознанием необходимости эволюционного роста, восхождения мира и человека на новую онтологическую ступень. Только в перспективе такого выбора возможно комплексное решение глобальных проблем цивилизации: экологической, ресурсной, демографической, выход из ценностного и духовного тупика, преодоление антропологического кризиса, глубинного разочарования в человеке, которое выливается в агрессию против себе подобных, провоцирует рост суицида и наркомании.

2. Ноосферные задачи, стоящие перед человеческим родом (борьба с глобальным потеплением, стихийными природными бедствиями, смертельными болезнями, продление жизни вплоть до достижения практического бессмертия, освоение ближнего и дальнего космоса и т.д.), предполагают согласие и соработничество всех жителей планеты Земля, людей разных национальностей, разных убеждений, разных религиозных исповеданий, верующих и атеистов. Здесь особенно важна установка на конфессиональную открытость, способность к диалогу, к творческому развитию. Речь идет не о редукции религиозных истин, не о конформизме, но о переходе от богословия к богодействию, о раскрытии творческого смысла веры – как «осуществления чаемого» (ап. Павел), как той духовной силы, что движет мир и человека в их восхождении к новой бессмертной природе. В религиозных системах, и прежде всего в христианстве, дано переживание смертности как основного зла человека, приметы его нравственного и физического несовершенства, звучит идея победы над смертью, духовно-телесного воскресения, явлен образ нового, совершенного строя мира, где не будет смерти и розни. Особое значение для утверждения единства веры и дела имеет активное христианство русской философской мысли (Н.Ф. Федоров, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков и др.), которое высоко ставит религиозное достоинство человека, видит в нем не раба, но сына и соработника, понимает историю как работу спасения, целостного преображения мира, вносит в идеал Царствия Божия идею активности, благого вселенского творчества. Такое понимание веры открывает широкие горизонты взаимодействия с научным знанием, осознания науки как орудия осуществления нравственных целей.

3. Светское государство сможет быть пространством сотрудничества верующих и неверующих только тогда, когда оно начнет выстраивать себя как «государство правды», когда власть в нем и представители этой власти будут обладать высоким уровнем нравственного сознания, глубиной понимания ноосферных задач, стремлением работать на общее благо.

4. Одно из основоположных прав человека в светском государстве – право на свободу совести, мысли и слова. Однако эта свобода по-настоящему может быть реализована только в пространстве взаимной ответственности, уважения к другому «я», столь же уникальному и неповторимому, что и ты сам, сознания своих обязанностей перед своими братьями по человечеству, перед предками, перед природой, перед планетой, перед вскормившим тебя бытием. Чтобы свобода совести не обернулась свободой от совести, произволом и вседозволенностью, необходима совместная работа общества, государства и религиозных конфессий, направленная на воспитание совершеннолетней личности, способной ответственно жить и действовать в глобальном мире, сознающей высокое достоинство человека, его творческое призвание.