Конституционные принципы светскости государства и равенства религиозных объединений (ст.14), равенства прав и свобод гражданина независимо от…отношения к религии, убеждений (ч.2, ст.19) относятся к числу важнейших гарантий реализации свободы совести (ст. 28). Нарушение принципа светскости государства дезавуирует как отдельные виды гарантий, так и систему гарантий в целом.

В современной России нарушение конституционного принципа светскости государства носит системный характер и проявляет себя в форме клерикальной идеологизации органов власти и государственного управления, силовых структур, государственной (и муниципальной) системы образования.

Клерикальная идеологизация государства – нарушение мировоззренческого нейтралитета, выражающиеся в сращивании институтов государства с религиозными организациями, доктринальные установки, которых используются в качестве государственной идеологии.

Самыми очевидными показателями, отражающими состояние реализации принципов светскости государства и свободы совести, являются неправомерное расходование государственных ресурсов, а также многочисленные нарушения прав индивидов и религиозных объединений, которые проявляются в форме дискриминации, нетерпимости, ксенофобии и насилия на их почве. При этом неверующая часть общества фактически финансирует коррупцию в отношениях государства с религиозными объединениями, в рамках которой власть покупает политическую поддержку конфессиональных лидеров.

Нарушения конституционной свободы совести делают невозможным свободный мировоззренческий выбор. А отсутствие свободного мировоззренческого выбора делает невозможным свободный политический выбор, со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями.

Современная российская история показывает, что не может быть реально свободных и чистых выборов без реализации свободы совести. Соответственно, работающий на выборах фактор отношений государства с религиозными объединениями важнейший аспект и продукт коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями.

По мнению Института свободы совести на результаты выборов оказывает влияние не абстрактный «религиозный фактор», но фактор отношений государства с религиозными объединениями.

Соответственно на избирателя воздействует не только и не столько риторика или состав избирательного блока (партии), а передача некоего сакрального авторитета, сопряженная со злоупотреблениями служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями.

Это особая (имеющая специфические особенности) форма административного ресурса, использование которого оказало значительное влияние на результаты выборов и формирование политической системы в России. Именно в этих прагматических целях власть, с одной стороны, использует авторитет РПЦ МП и некоторых иных религиозных организаций, а с другой, «подкачивает» его, используя государственный ресурс, в том числе СМИ.

Фактически свобода совести подминается религиозной политикой и поглощается системной коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями.

Целый ряд религиозных лидеров оказали содействие в легитимации думских выборов декабря 2011 года, а также явке избирателей на президентские выборы в марте 2012 года и поддержали кандидатуру предложенного в третий раз на пост Президента России В.В. Путина и Д.А. Медведева на пост главы правительства.

В обмен на политическую поддержку в рамках избирательного цикла 2011-2012 гг. власть пошла на новые антиконституционные уступки РПЦ МП и некоторым иным лояльным религиозным организациям.

Участие государственных служащих в церковных мероприятиях и религиозных лидеров в инаугурации Президента России В.В. Путина стало еще одним из ярких проявлений противоправных отношений государства и религиозных объединений в современной России.

Похоже, что таким образом российская власть попыталась "компенсировать" грубейшие нарушения демократических процедур и вытекающий отсюда дефицит легитимности некой сакральной "санкцией небес".

Очевидно, что "сухим остатком" от взаимного участия в публичных ритуалах государства и РПЦ МП является сакрализация некомпетентных, коррумпированных и изрядно зажиревших власть предержащих.

Соответственно, публичные и "правильно" освещаемые идеологически подконтрольными СМИ постановки, в том числе обрядово-литургического характера, являются не чем иным, как актами передачи авторитета высокого уровня. Собственно, это и есть "санкция небес" на существующий порядок вещей в политике и экономике, в том числе на фальсификацию выборов, тотальную коррупцию как принцип государственного бытия, антисоциальную политику и тотальные нарушения прав человека – на ту же свободу совести и вероисповедания, в частности.

Таким образом, ситуация в области религиозной свободы определяется, прежде всего, государственной религиозной политикой, в том числе продолжением тенденций формирования антиконституционного и коррупциогенного законодательства.

Перспективы светскости государства в РФ связаны, прежде всего, с необходимостью ее адекватной научной разработки и правового закрепления.

По мнению автора, светское государство – мировоззренчески нейтральное государство, принципиально не приемлющее никакое мировоззрение в качестве официальной идеологии, обеспечивающее каждому возможность свободного мировоззренческого выбора. Светскость государства подразумевает его индифферентность в мировоззренческой сфере, т.е. отказ от специального контроля (невмешательство при условии соблюдения закона), неидентификацию (в силу невозможности создания научных критериев), отказ от специальных привилегий, отделение и равноудаленность от мировоззренческих организаций.

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства как гарантия реализации свободы совести не совместим с выстраиванием иерархии религиозных объединений на основе дискуссионных в религиоведческих науках и заведомо неправовых понятий: «традиционные религии (религиозные организации)» – «нетрадиционные религии (религиозные организации)» – «секты», а применительно к исламу: «традиционный ислам»-«нетрадиционный ислам»-«ваххабизм».

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства не совместим с борьбой государства за «духовную безопасность», с «социально опасными религиями», «религиозным экстремизмом», «исламским терроризмом». Подразумевается, что пресечение противоправных деяний должно осуществляться средствами уголовной юстиции, вне зависимости от того, какой ширмой упомянутые деяния прикрываются.

В соответствии с Конституцией и действующим законодательством России религиозное (конфессионально ориентированное) образование, как в стенах государственной (муниципальной) школы, так и вне ее, должно быть добровольным и финансироваться за счет самих верующих и религиозных организаций.

Представляется актуальным сформулировать ряд первоочередных мер, явно недостаточных, но необходимых для прекращения имеющих место в Российской Федерации массовых системных нарушений конституционных принципов светскости государства и свободы совести.

Итак, в современной России необходимо следующее:

-полностью отменить «антиэкстремистское» законодательство: ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», изменения в законодательство всех уровней, внесенные в связи с его принятием, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации, а также списки «экстремистских» организаций и литературы;

-отменить соглашения (договоры) государственных органов различных уровней и религиозных организаций;

-остановить процесс, направленный на введение преподавания конфессионально ориентированных дисциплин в государственной (муниципальной) системе образования Российской Федерации;

-остановить процесс, направленный на введение института войсковых священников в Вооруженных Силах России;

-отменить Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» и прекратить незаконную передачу государственной собственности и культурных ценностей религиозным объединениям.

В целом, для изменения ситуации к лучшему необходима системная работа независимых экспертных и правозащитных организаций на всех уровнях: научно-теоретическом и образовательном; законодательном; деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики; правозащитном; средств массовой информации.

Презентация книг:

Свобода совести: проблемы теории и практики. Монография (под ред. Ф.М. Рудинского, С.А. Бурьянова). М.: ЗАО ТФ «МИР», 2012. — 1108 с.

Бурьянов С.А. Актуальные вопросы свободы совести. М.: Московская Хельсинкская группа, 2012. – 192 с.

Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии. Доклад за 2011 год. — М. : Моск. Хельсинк. группа, 2012. — 68 с.