Ключевые слова: образование, человеческий капитал, гуманизм, трансгуманизм, парадигма современного знания, человек, общество.

Аннотация. Показаны деструктивные тенденции в системе современного образования, обусловленные как процессами глобализации, так и отставанием науки в аспекте рефлексии потенциала человеческого капитала. Предложена модель развития образовательной системы России на основе светской культуры и обновленной концепции гуманизма.

 

Key words: education, human capital, humanism, transhumanism, the paradigm of modern knowledge, human, society.

Annotation. The article shows destructive tendencies of modern education system, due to both globalization and the science lag in the aspect of human capital reflection. The author offers the model of development of the educational system in Russia on the basis of secular culture and on updated concept of humanism.

 

В системе современного образования, включая и Россию, важным ориентиром стала направленность на развитие человеческого капитала, представляющего собой фундаментальную категорию не только экономики, но широкой сферы социально-гуманитарного знания, отражающей ресурсы общества, вложенные в человека и его потенциал участия в социальных проектах, культуре и производстве.

При том, что концепция человеческого капитала решает многие проблемы, связанные с качеством современного образования, с выявлением требований, предъявляемых производством к специалистам и способностью системы образования сформировать соответствующие качества и компетенции выпускника высшей школы, она отчетливо выявляет связь с экономическими инновациями современного общества. Однако, как отмечает Э.В. Баркова «ориентация на инновационность вообще, исключившая философско-мировоззренческую рефлексию социокультурных идеалов и перспектив достойного будущего России в контексте мировой цивилизации, уже выявило свою неконструктивность и неспособность ответить на главные, и прежде всего, гуманитарные, вызовы нашей эпохи».[2].  Человеческий капитал так же способен к самовозрастанию, наращиванию самого себя через созидательную творческую деятельность. Но с другой стороны носителем этого капитала является человек, субъект, личность, от уровня образования и культуры которых зависит качество самого производства, любой созидательный процесс и его направленность.

      Несмотря на выявление субъектной компоненты человеческого капитала, в подавляющем числе подходов рассматривается не субъектное, а именно «ресурсное» содержание человеческого капитала: человек, получивший высокую квалификацию, дает больший доход. Так, А.И. Добрынин, С.А.Дятлов, Е.Д. Цыренова относят к человеческому капиталу сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определённый запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности и эффективности производства и тем самым влияют на рост заработков (доходов) данного человека[4]

   Однако в последние годы сформировалось и получило развитие трансгуманистическое направление, снимающее ценность человека и его перспектив. Новая парадигма будущего осмыслено в качестве идеологии этики и психологии, при которой человек утрачивает статус реального капитала и переходит к сознательно управляемой эволюции, преобразуя свою биосоциальную природу, поскольку «в ней коренятся глубинные основания неудержимого потребительства, эгоистического своеволия и агрессивности»[6]

Именно поэтому так важно отрефлексировать не только накопленный человеческий капитал, но и потенциал его субъектно-личностного статуса, который способен восстановить сам смысл образования – формировать личность, гражданина, обладающего культурой и широким мировоззрением, социальной и моральной ответственностью и другими качествами, которые не замкнуты на условия рыночной системы. И тенденция субъектной трактовки человеческого капитала   уже находит свое проявление в современной литературе.

Так, по мнению Л.С. Шаховской «человеческий капитал - это сам человек-работник, субъект хозяйствования, его способность к труду, то есть трудовой ресурс, при определенных условиях выступающий как капитал для его нанимателя»[8]. Но эти свойства, отмеченные автором – как раз выражают субъектный статус и суть человеческого капитала.

Можно предположить, что для формирования субъектного качества и статуса человеческого капитала важную роль играет не только современное содержание самого образования, включая и обновление его методики, но и изменение статуса образования в обществе: основой любого образования, включая и экономическое, должно быть не только производство, но и культура. Это означает, что образовательное пространство не замыкается на требованиях конкуренции, прибыли, производственных инновациях, но – сохраняя их значимость – делает упор на развитии человеческой культуры и субъективности, на способности человека видеть перспективы освоения не только материальных, но и духовно-культурных, экзистенциальных ресурсов человека и общества.

Связь образования с его культурной основой сразу же расширяет его  рамки и значимость в обществе, так как оно теперь восстанавливает свою роль в процессе социализации личности – обеспечения и раскрытия для индивидов всего богатства и сложности того социального, культурного, нравственного, научного, гражданского содержания, которым они должны овладеть для своего полноценного и субъектного существования в обществе. Поэтому, сохраняя необходимость профессионального обучения, трудовых навыков и здоровья учащихся, предусмотренных системой современной высшей школы, восстановление существенной связи образования с культурой значительно обогащает самого человека с духовно-нравственной стороны. Сегодня необходимо восстановление профессионального, мировоззренческого и морально-ценностного единства в человеке, что как раз и обеспечивает его субъектный статус в жизнедеятельности. Это особенно важно подчеркнуть потому, что «человеческий и духовно-культурный капитал – традиционно главный капитал России. И отставание не только в области развертывания масштабных гуманитарных проектов, но и в разработке целостных моделей семьи и родительства требует рефлексии этой ситуации»[10]

Изменение направленности и статуса системы профобразования в России во многом обеспечивается за счет его гуманизации – усиления в его содержании и целях культурно-ценностной, нравственной компоненты. Таким образом в системе образования моделируется не только будущий специалист, но личность как субъект, способная к эффективной инновационной деятельности, к принятию нестандартных решений и социально-гражданской и профессиональной ответственности.

Современные авторы под гуманизацией образования понимают «систему мер, направленных на приоритетное развитие общекультурных компонентов в содержании образования и технологии обучения, ориентированных на совершенствование личности, занимающей центральное место в структуре общественных отношений»[12].

Ю. Н. Кулюткин и В. П. Бездухов справедливо считают, что проблема гуманизации образования – прямое следствие социально-экономического развития общества, когда неизбежно возникает проблема общественного согласия, основанного на нравственных, гуманистических ценностях. Ее решение, естественно, связано и с переориентацией общества на адекватные нравственные ценности… и со становлением школы гуманистической ориентации[14]

Основой для выхода из этой ситуации и формирования новой парадигмы в образовании является новый гуманизм. «Понятие «гуманизм» употребляется в научной литературе в узком и широком смысле этого слова. В узком – это культурное движение эпохи Возрождения. В широком – это исторически изменяющаяся система воззрений, признающая ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей, считающая благо критерием оценки социальных институтов, а принципы равенства, справедливости, человечности желаемой нормой отношений между людьми. Гуманизм трактуется как исторически сменяющаяся система воззрений, признающая ценность человека как личности, его права на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей, считающая благо человека критерием оценки деятельности социальных институтов»[16].

Основа гуманизма – это культура. Она раскрывает все стороны человека, его внутреннее личностное и социальное, историческое пространство, а также пространство будущего – цели и идеалы именно с позиций активного самоосуществления человеческого начала в мире. Именно гуманизм оказывается единственной универсальной мерой человека, в которой он не только отделяется от природы, но и осознает свою теснейшую связь с ней. Гуманизм обеспечивает непрерывность бытия человечества, в которой открывается его поступательное движение к самому себе, к своей сущности и идеалам, ко все более сложному пространству, которое он освоил и гуманизировал.

Но человек создает и овеществленный мир, логика движения которого обнаруживает не субъектные, а системные свойства. Опасность дегуманизации мира в том, что эти системные свойства, которые гораздо более четко поддаются расчету, вычислениям, самой техногенно-информационной рыночной среде, чем сложный и количественно невыразимый мир человека, оказывается бытийно-регулятивной сферой, сегодня более «естественно» связанной с мировыми экономическими процессами, с формированием и использованием человеческого капитала, чем собственный мир человека, основанный на принципах гуманизма. Усилить роль сферы культуры, восстановить человеческое измерение реальности и ее субъектно-ценностные, моральные  приоритеты призвано современное образование.

Современное информационное общество Д.Белл и другие исследователи определяют как «общество знаний». Так, Д.Белл, раскрывая характеристики постиндустриального общества, отмечал, что «осевым принципом постиндустриального общества является громадное социальное значение теоретического знания и его новая роль в качестве направляющей силы социального изменения… я стою на том, что информация и теоретическое знание суть стратегические ресурсы постиндустриального общества»[18].

Каким же образом образование на основе гуманизации формирует свойства человеческого капитала в их субъектном выражении? Во-первых, если уже обращаться к сфере производства, образование формирует специалистов не только на основе конкретных и специальных знаний, но и включая сюда смыслы и ценности культуры, мировоззренческое содержание экономики, в которое входит и хозяйственная идеология – совокупность идей, принципов и идеалов, раскрывающих морально-ценностную основу производства.  

Социально-экономический идеал включает в себя отношение к таким базовым этическим ценностям, как свобода, равенство, справедливость, солидарность и др., а также поиск путей или средств их достижения. Поэтому, если рассматривать эту идеологию через такие этические ценности, как свобода, равенство, справедливость и солидарность, то хозяйственная идеология начинает выражать уже политические идеи. Так, в рамках идеологии либерализма высшей моральной ценностью является свобода, консерватизма - солидарность, социализма - равенство, демократизма - справедливость.Но этические нормы и цели производства “различаются» в рамках человеческого капитала лишь на уровне его субъекта, а не ресурса.

Во-вторых, гуманизация образования требует реализации главной функции социокультурного фактора в образовании – обеспечить осмысление и присвоение индивидами их социально-субъектной сущности, т.е. понимания того, что их сущность лишь частично выражена в их собственной личности, но основа (пространство), в котором они укоренены с точки зрения своей сущности – это социальные отношения и культура. Поэтому субъект, личность, реализующий свой человеческий капитал, приобретает, кроме профессиональных знаний и навыков, также социальную и моральную ответственность, на основе которой (а не только через уровень прибыли или конкурентоспособности) он оценивает и свою личную деятельность, и работу своего предприятия. 

Гуманизация образования позволяет выявить в содержании феномена «человеческий капитал» те дополнительные и важные стороны, которые выявляют зависимость экономики (производства) от культурно-ценностной и моральной сферы, тем самым значительно ослабляя неограниченное сегодня воздействие техногенно-рыночной среды на личность и общество и те негативные последствия, которые такое воздействие порождает. 

Выявленные направления связи процесса гуманизации образования с уточнением содержания понятия «человеческий капитал», конечно, не исчерпывают содержания этой сложной и актуальной сегодня темы. Но они показывают перспективность ее дальнейших исследований.


[2] Соммэр Дарио Салас. Мораль XXI века.: Пер. с исп. – М.: Изд-во «Кодекс», 2013. С.44

3 Добрынин, А.И. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования / А.И. Добрынин, С.А. Дятлов, Е.Д.Цыренова. – СПб.: Наука, 1999.

[5] Ицков Д.И. Общественное движение «Россия 2045» и глобальное будущее // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014. С.9

[7]Шаховская Л.С. Мотивация труда в переходной экономике: монография. - Волгоград: Перемена, 1995. -   С. 33  (185с.). 

[9] Баркова Э.В. Возрождение XXI: экофилософия воспитания vs неонарциссизм // Человеческий капитал. 2014. №6 (66).  С.146

[11]Евладова Е.Б., Логинова Л.Г., Михайлова Н.Н. Дополнительное образование детей. - М., 2002. С. 93.

[13]Кулюткин Ю. Н. Ценностные ориентиры и когнитивные структуры в деятельности учителя / Ю. Н. Кулюткин, В. П. Бездухов. – Самара: Изд-во СамГПУ, 2002. – (400 с.)

[15] Донина О.И. Гуманизация образования и воспитания как социально-педагогический феномен //Педагогическая наука: история, теория, практика, тенденции развития. 2010. Вып 2.  С.

[17] Белл Д. Социальные рамки информационного общества / Новая технократическая волна на западе. – М.: Прогресс, 1986. С. 330, 342.

[18] Тоффлер А. Будущее труда / Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. – С. 255.  (451 с.)

 

Сергей Иванеев,

кандидат юридических наук,

профессор Академии военных наук,

президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»

 

 (Статья опубликована в журнале «Человеческий капитал» № 5(77) 2015)