Ключевые слова: образовательное пространство, инновационный субъект, инновационность образования, светскость, социокультурная среда, общество, стратегии развития образовательного пространства.

 

Аннотация. В процессе инновационном образовании субъект создает общую форму современного культурного опыта, задающую новые функции и статус субъекта образования.

 

Ivaneev S.V.

The socio-cultural environment and its role in providing the innovative features of the subject of education.

Keywords: educational space, the innovation subject, innovation education, secularism, socio-cultural environment, society, the strategy of development of educational space.

Annotation. In the process of the formation of the subject innovation provides a common form of contemporary cultural experience, defining new roles and status of the subject of education.

     

Определение специфики инновационного ресурса образования, выявление его источников, форм и путей освоения – важное направление исследований в сфере современной философии образования и педагогики. Актуальность этой темы – не только в обновлении концептуально-методологических оснований процесса образования и воспитания, но и в переосмыслении содержания системы  «образование – общество – культура». Инновационность становится тем новым ракурсом освоения мира, который позволяет расширить статус и функции образования, выявить его приоритеты и стратегические перспективы, необходимые для развития современного российского общества.

    Несмотря на признание специалистами феномена инновационности как одного из приоритетных направлений исследований в сфере образования и педагогики, согласованного подхода к пониманию его сущности и источников формирования  пока не достигнуто. Особенности инноваций в образовании современные авторы ищут в изменении методики обучения и целей образования, его технологий; в модификациях образовательного пространства и характеристик личности; в анализе непрерывности образования и освоении компетентностного подхода и др. Общим здесь является привязка инноваций в первую очередь к системе самого образования и воспитания. Но при этом инновационность образования не рассматривается как результат освоения ресурса, который возникает на пересечении образования, общества и культуры. [1], [2]

   Так, рассматривая в контексте инновационности понятие   «образовательный потенциал»,  С.Б .Шитов определяет его как «совокупность возможностей, предоставляемых образованием для оптимального развития жизненных и творческих сил, способностей индивида, его самореализации в общественной системе в соответствии с его личностными ориентациями» [3]. Здесь источником инновационности выступает само образование.

     Уточняя его ресурсы, В. П. Делия подчеркивает, что «инновационное образование характеризуется наличием в нем педагогических инноваций, инновационного процесса и инновационной деятельности». [4. С. 67-68] Именно в этих направлениях образовательная система должна раскрывать свой инновационный потенциал.

   

Некоторые авторы делают упор на информационно-технологическую компоненту, которая в любой сфере общества, включая и образование, раскрывает инновационные направления. Это позиция выражает общую концептуально-мировоззренческую модель постиндустриального общества, построенную на принципе универсального информационного детерминизма.  Так, А.В. Бычков считает, что «использование информационно-коммуникационных технологий дает возможность значительно ускорить процесс поиска и передачи информации, преобразовать характер умственной деятельности, автоматизировать человеческий труд. Доказано, что уровень развития и внедрения информационно-коммуникационных технологий в производственную деятельность определяет успех любой фирмы. Основой информационно-коммуникационных технологий являются информационно-телекоммуникационные системы, построенные на компьютерных средствах и представляющие собой информационные ресурсы и аппаратно-программные средства, обеспечивающие хранение, обработку и передачу информации на расстояние». [5. С.83] Сегодня широкое внедрение в образование компьютерных программ и технологий связано именно с этой концепцией.

      Некоторые исследователи связывают инновационность образования с ценностным измерением. Так Л.В. Баева трактует инновационность как одну из ценностей постиндустриального общества как цивилизации инновационного типа, когда активность субъекта (человека) направлена «на преобразование природной и социальной действительности», когда субъект (человек) стремится «к принципиально новому, более сложному творчеству, что и приводит к формированию ценности инновации – в противоположность периодам традиционализма, когда господствует ценность статичности». [6. С.122]. Ценности, таким образом, стимулируют инновационную направленность деятельности, включая и систему образования.

  Сегодня инновационное образование связывается также с компетентностным подходом. Так, М. В. Пац и В. А. Медведев считают, что «инновационность может рассматриваться как индикатор качества профессиональной готовности специалистов в современных условиях». Они отмечают, что    «инновационность педагога – это основа профессиональной успешности и конкурентоспособности, что может трактоваться в контексте деятельности субъекта образования и обретения им определенных личностных качеств; в пространстве личностных трансформаций: в движении от формирующего воздействия на субъекта образования до его (субъекта) саморазвития». [7. С.128]

      Здесь источник инновационности – сам педагог. Но какие объективные и субъективные факторы способны мотивировать его на инновационную педагогическую деятельность? Их рассмотрение отсутствует, хотя выделяются уже существующие качества инновационности педагога. К ним относятся «развитые интеллектуальные способности, собственный когнитивный стиль, «творческость», интеллектуальная гибкость, общие и профессиональные знания, интеллектуально-нравственные ценности, создающие его ценностно-смысловой потенциал. Такой аспект рассмотрения ориентирует на трактовку инновационности педагога как особого интегрального качества, свидетельствующего о высоком уровне его личностного и профессионального развития, выступающего индикатором эффективности и конкурентоспособности». [8]

       Современные исследователи обосновывают инновационность образования также через его противопоставление традиционному образованию. [9] «Традиционное образование строится как трансляция культуры. В инновационном образовании субъект генерирует новый опыт, одновременно придаёт ему культурную форму и осваивает его. Это представление перекликается с идеей развивающего образования А.Г. Теслинова, где целью и результатом является становление человека как «саморазвивающегося субъекта, способного не только воспроизводить, но и развивать культуру. Здесь человек — обучающаяся культура». [10. С.8]

     Развивая эту логику, Э.В.Баркова связывает развитие образования с  экокультурными стратегиями культурных коммуникаций: «специфика проектирования моделей гуманистического воспитания и образованиячерез пространство межкультурных коммуникаций определяется и тем, что в него вводятся не просто формальные структуры или функции, но и культурные стили, встречающиеся в межкультурных коммуникациях. Они требуют своей адекватной реконструкции и моделирования, поскольку все культуры… формируют свои ценностные и мировоззренческие акценты и приоритеты.  В них представлены цели, идеалы, символика, особенности культурного пространства и времени».  [11. С. 23]

     Идея о том, что в инновационном образовании субъект придает новому опыту культурную форму, перспективна с точки зрения связи образования, общества и культуры. Здесь требуется переосмысление статуса субъекта образования, т.е. его вывод за рамки формализованной образовательной системы. Он оказывается сформированным не только этой системой, но и целостностью социокультурного процесса, интегральным состоянием всей общественной системы. Субъект образования существует  не только в качестве педагога или преподавательского коллектива, и даже не только в форме социального института, но как особая функция общества, направленная на формирование человеческой субъективности, что предполагает отношение образования ко всей общественной системе с позиций перспектив последней, возможностей ее развития. Именно поэтому субъект образования оказывается источником и ресурсом инновационности. Но если ограничить этот субъект рамками формализованной системы самого образования, то инновационность приобретает вид беспрерывного уточнения различных норм и схем образовательной деятельности. Эта инновационность в этом случае «пропускает» формирование социальных свойств личности учащегося.

     Итак, субъект инновационной образовательной деятельности, с одной стороны, существует в образовательной системе как проводник ее требований. А с другой – он выступает интегральной формой культуры и образовательной среды, переводя их требования в систему образования. Если в первом случае инновационность выступает фактором, который входит в общество с позиций управления, то во втором – она через посредство субъектной формы приобретает свою образовательную направленность, выступая как внутренняя функция общества.

    Для осмысления перспективности этих вариантов  для образования и общества рассмотрим некоторые подходы к субъекту образовательно-инновационной деятельности. 

     Герасимов Г.И., Илюхина Л.В. усматривают инновационные характеристики субъекта образования с коллективным субъектом деятельности и его специфических характеристиках. «Именно под этим утлом зрения необходимо рассмотреть специфические социальные качества, предопреде­ляющие возможности инновационного взаимодействия различ­ных субъектов инновации. Среди них: инновационный тип личности; инновационная школа как коллективный субъект; профессионально— педагогическое сообщество как субъект ин­новации. Критерием субъектного в поле инновационного взаимодействия выступает инновационная способность».[12. С. 92]

       Л.С. Подымова и В.А. Сластенин выделяют такой         фактор, как личностная подготовленность преподавателя к нововведениям. В понятие «личностная подготовленность» эти авторы включают опыт участия в групповом взаимодействии паритетного типа (то есть умения и навыки диалогового общения) и творческую активность. Они считают его (понятие «личностная подготовленность») системообразующим и креативным фактором профессионально-технологической культуры преподавателя.  [13]  

     В этих подходах субъект инновационной деятельности в образовании существует в рамках образовательного пространства и формирует инновационное содержание, используя ресурсы этого пространства: психологические, организационные, коммуникационные, мотивационные и др. Но «выход» этой деятельности и ее результатов в общество оказывается достаточно ограниченным в силу ее собственной специализации.

   Другие возможности возникают тогда, когда инновационная образовательная деятельность осмысливается в более широком контексте – как особая функция общества (системы). Прежде всего – инновационная деятельность, в которую включено образование, развертывается не только в сфере образования, но в социальной практике. Так, с позиции В.И.Слободчикова «инновация— это, содной стороны, процесс обновления, реализации, внедрения, асдругой— это деятельность повращиванию новации вопределённую социальную практику, авовсе— непредмет… инновационную деятельность необходимо рассматривать впространстве вполне определённой социальной практики. Сточки зрения конкретного субъекта этой практики инновационной можно считать всякую деятельность, приводящую кеёсущественным изменениям посравнению ссуществующей традицией… инновационная деятельность— это деятельность, направленная нарешение комплексной проблемы, порождаемой столкновением сложившихся иещё только становящихся норм практики либо— несоответствием традиционных норм новым социальным ожиданиям. Тогда инновация оправдана, более того, необходима».

    Связывая инновационную деятельность с социальной практикой, направленной на решение проблем, автор делает еще один важный шаг: он связывает инновационную деятельность с культурой. Он подчеркивает, что инновационная деятельность «осуществляется невпространстве идей инетолько впространстве действий отдельного субъекта, ностановится подлинно инновационной только тогда, когда приобретает культурный радикал, когда инновационный опыт осуществления этой деятельности становится доступным другим людям. Это предполагает фиксацию инновационного опыта, его культурное оформление имеханизмы трансляции». [14. С. 55]

   Здесь выражена ценная идея о том, что инновационный опыт социальной практики должен иметь каналы и механизмы своей трансляции для его освоения обществом. В эти каналы попадает и инновационная организация образования. Мы выдвигаем предположение о том, что транслятором этого опыта является субъект, содержание которого представлено в социуме и его культуре, а его воздействие на инновационность образования осуществляется через механизм передачи опыта в рамках общего культурно-смыслового инновационного пространства, в котором интегрированы сфера культуры, образования, образовательной деятельности, субъектами которой являются  субъекты разных уровней – от трансцендентального до педагогического.

    Именно непрерывность интерсубъективной сферы – встроенность в нее субъектов разных уровней - оказывается тем общим пространством, в котором сохраняется и передается в сферу образования, а от него – к обществу инновационное содержание социально-культурной практики. Интересное рассмотрение такого пространства субъектов представлено И. А.Колодиной.  [15] Автор пишет: «В классической теории познания субъект понимается как «лишенное пространственно-временного измерения трансперсональное прозрачное для самого себя сознание». [16. С. 553-554] В неклассическом понимании данная теория трансформируется в способ обоснования с привлечением понятия «трансцендентальный субъект». Трансцендентальный субъект представляет собой не только «сознание вообще», а интерсубъективность, признающую «существование и самостоятельность других "монад", что предполагает теоретико-антропологическое расширение смыслов в коммуникативном синтезе интерпретаций, а также трансцендентально-герменевтическое понимание языка и ценностей как интерсубъективных объективно значимых духовных структур». [17. С. 51] При этом выявляются два вида субъекта: индивидуальный эмпирический субъект и трансцендентальный, где последний понимается как независимый от эмпирического телесного индивида и сообщества других «Я», как надындивидуальная структура, обеспечивающая общезначимое объективное знание. Это развивающийся совокупный человеческий дух, соответствующий социокультурным измерениям процесса познания, где одно из значимых следствий - идея высокой духовной активности субъекта, его фундаментальной роли в процессе познания.

     При таком подходе субъект предстает не как абстракция от индивидуума, его конкретных характеристик, а как категория, предполагающая включенность в условия, обстоятельства, среду и пр. Тем самым особенно значимым является «коллективный субъект познания и интерсубъективный характер самой познавательной деятельности». [18. С. 58]

   Субъект – это способ оформления определенного содержания, в которой реализуется самосознание этого содержания, его связь с другими фрагментами общественной системы, их структурами, взаимодействиями и развитием. Носителями субъектности являются индивиды, коллективы, общности в том аспекте, что они согласуют данное содержание – его смысл и т.п. – со своими установками, поведением, потребностями и интересами. Но важно то, что в этой «иерархии» субъектности границей их выделения является не обособление, а включение: индивидуальные субъекты встраиваются в пространство и смысл более общих субъектов, раскрывая в этом более высоком (общем) пространстве траектории своей индивидуальной деятельности. 

   Поэтому сфера образования, которая существует в пространстве культуры, социума, в ситуациях раскрытии и решении проблем, охватывает процессы социализации (так или иначе регулируемые образованием),  приобретает свое содержание и направленность через вертикальные и горизонтальные интерсубъективные связи. Конечно, образование должно выделить собственный предмет – данные современной науки, культуры, которые необходимо освоить формирующимся поколениям, чтобы не только жить в обществе, но и «двигать общество вперед». Но эта формализованная учебная предметность  не может исчерпать всей полноты образования, а тем более – выразить его инновационность. Последняя представляет собой содержание современной науки, культуры, нравственности – плюс те процессы общественных изменений, которые вводят образование в содержание социального времени – конкретнее – в ту «нишу», которая разделяет и одновременно связывает настоящее и будущее, подключая к этому и ряд традиций, идущих от прошлого.

    Инновационность образования – это время, которое «впущено» в его содержание и идет от культурных инноваций и связанных с ними субъектов к организации образования, его направленности. Причем, это «культурное время» способно удерживаться в своей направленности к будущему именно в сознании и деятельности субъектов, которые «расширяют» пространство своей жизнедеятельности, чтобы освоить время. Таким образом, образовательная среда, которая существует в поле культуры, в социуме, в потребностях и достижениях общества, входит в межсубъектное пространство и образует особую форму, имеющую статус и функции субъекта. Синтез образовательной среды и субъектной формы (последняя всегда и присваивает себе содержание образовательной среды, и отталкивается, дистанцируется от него как субъект) образует инновационное отношение к реальности, которое осваивается системой образования в ее специфических нормах и требованиях.

     Именно в рамках такого синтеза эта форма воспринимается индивидами как нечто объективное: она имеет статус коллективного субъекта, некоторой общей нормы,   поскольку выявляет свое конструктивно-смысловое воздействие на мировоззрение, установки и поведение индивидов. Люди, находящиеся в этой среде и разделяющие ее нормы и ценности, сохраняют это свое отношение к ней потому, что они входят в структуру и содержание субъектной формы, интегрированы в эту форму как представители коллективного субъекта, так как они реально живут и действуют в содержании таким образом оформляемой культуры. Поэтому, выделяя на индивидуальном уровне как личности, индивиды подчиняются требованиям коллективного субъекта как некоторому объективному отношению или свойству, которое имеет социально-культурное, системно-регулятивное, но не только личностное проявление.

     Почему же субъектная (и межсубъектная) трансляция культуры объективно выводит образование на инновационную траекторию? Во-первых, потому что сама культура всегда инновационна – здесь фиксируется опыт постижения мира сменяющих друг друга поколений и эпох. Во-вторых, потому, что инновационность – это коренная черта любого субъекта, поскольку он обладает свойством быть свободным, креативным, выбирать и открывать новые возможности и в мире.  Субъект – не только познает мир, раскрывает его смысл и структуры, законы, связи, но и строит саму реальность в соответствии с этим субъектом (хоть и опосредовано:  через пространство и содержание культуры, искусства,  религии, через сетку понятий, которая всегда «находится» между человеком (субъектом) и внешней средой) и через формы практической деятельности. 

   Но субъект не «извлекает» все свое содержание из себя, чтобы «вложить» это в реальность.  Он перерабатывает реальность (культуру, ценности, хозяйственную, политическую жизнь и т.д.), чтобы повернуть ее содержание к новым целям, которые определяют люди как направление решения текущих проблем, разрабатывая для решения проблем новые знания, технологии, методы, изменяя соотношение актуального и неактуального, центрального и второстепенного и др. И по такой схеме работают любые типы субъекта, включая субъектов образования.

   Таким образом поставленная проблема открывает ряд новых аспектов, связанных с социокультурной основой инновационного образования, что выявляет ее перспективность в развитии современного российского общества. 

  1. Баркова Э.В.К возрождению человеческого измерения в современной философии // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2015. № 1 (42). С. 245-249.
  2. Бузская О.М. Роль коммункаций в формировании социокультурного пространства информационного общесва //  Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования. 2013. №1. (30). С.249-252
  3. Шитов С.Б. Инновационное образование в формирующемся обществе знаний // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки Выпуск № 4 / 2009. С. 35-41
  4. Делия, В. П. Инновационное образование, формирующее инновационное мышление : монография / В. П. Делия. - Балашиха : ИСЭПиМ, 2005.  - 223 с
  5. Бычков, А. В. Инновационная культура/ А. В. Бычков// Профильная школа. - 2005. - № 6. - с. 83
  6. Баева Л.В. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории. Монография. Астрахань: Изд-во АГУ, 2004. - С. 122. Пац М.В. Методологическая компетентность как основа инновационности педагога // Известия Южного федерального университета. Педагогические науки. 2014. № 4. С. 127–132.
  7. Пац М.В., Медведев В.А.   Инновационность субъекта образования как одна из целей модернизации высшего профессионального образования // Педагогические науки. Выпуск: №5 (46) май 2014    С.  128
  8.  Образовательные технологии. 2014. № 1
  9. Теслинов А.Г., Протасова И.А., Чернявская А.Г. Обоснование подходов к образованию развивающего типа // EconomicsandManagement. 2013. № 2(5). С. 
  10. Баркова Э.В. Философия межкультурных коммуникаций в проектировании образовательно-воспитательных систем: экофилософский анализ // Молодежь и гражданское общество в современном мире: стратегии взаимодействия и модели воспитания: материалы I Междисциплинарного научного симпозиума с международным участием «Молодежь и гражданское общество в современном мире: стратегии взаимодействия и модели воспитания» 28 –29 мая 2015 года. – ФГБОУ ВПО «РГУФКСМиТ», 2015.  С. 20-25
  11. Герасимов Г.И., Илюхина Л.В. Инновации в обра­зовании: сущность и социальные механизмы. - Рос­тов н/д: НМД «Логос», 1999. С. 92   - 136 с.
  12. 13См.:Сластенин В.А., Подымова Л.С. Педагогика: Инновационная деятельность. - М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997. - 224с. - Библиогр.: с.192-196 (163 назв.).
  13. См.: Слободчиков В. Инновации в образовании: основания и смысл//Исследовательская работа школьников. – 2004.-№2.- с. 53-59.
  14. См.:  Колодина А.И. и.а. Интерсубъективная контекстуальность научности гуманитарных наук // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 1; Словарь философских терминов/ Науч. ред. проф. В.Г. Кузнецов.  М.: ИНФРА-М. 2004. – С. 553-554.
  15. Микешина Л.А. Трансцендентальное измерение гуманитарного знания // Вопросы философии. – 2006. – № 1. – С. 51      С. 49–66.
  16. 18Микешина Л.А. Там же. С. 58

Статья опубликована в журнале "Человеческий капитал", № 09 (81) 2015.

 

Сергей Иванеев,

кандидат юридических наук,

профессор Академии военных наук,

президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»