В «Новой газете» опубликовано интервью с опальным Всеволодом Чаплиным под названием «Мы знаем, что думает Бог», где исключенный из Межрелигиозного совета России, из президиума Всемирного русского народного собора, из президентского совета по взаимодействию с религиозными учреждениями, лишенный эфиров на православных каналах «Спас» и «Союз», а также на радио «Комсомольская правда» протоиерей Чаплин наговорил такое, что придётся еще очень долго анализировать его опус.
После прочтения его интервью на память приходит только одна фраза французского философа Жака Нэжона, секретаря и ближайшего сотрудника Гольбаха: «…Действительный бог священника – это его интерес».
Обозреватель «Новой», член СПЧ, член ОНК Москвы Елена Масюк формулировала таким образом вопросы, что одиозный Чаплин много наговорил чего такого, что в свое время Ф.Энгельс назвал «эклектической похлёбкой».
Например, заявляя о приверженности православному, консервативному обществу, он призывает ориентироваться на исламский банкинг, на «экономику, основанную на проектном финансировании, опять же без употребления банковского процента», при этом предлагая «в плане нравственного очищения экономики нам нужно исламский мир догнать и перегнать».
Поп Чаплин видимо не знает, что исламский банкинг выступает в качестве действенного инструмента влияния и давления в зоне распространения ислама в целях реализации концепции мусульманского мирового порядка, и как православный священнослужитель должен понимать, что одним из признаков претензии ислама на мировое господство является вторжение его в основы экономической жизни Российской Федерации.
Нам светским людям, конечно, безразличны все эти поповские «тёрки» между собой, что видно из цитаты Андрея Кураева:
— Хочу привести цитату Кураева: «Чаплин — запредельный циник и, полагаю, атеист. Во всяком случае, мне из его пьяных уст доводилось слышать: «Это… (нецензурное слово, производное от обозначения процесса совокупления, запрещенное к употреблению Роскомнадзором. — Е.М.) православие». Прав Кураев?
— Вот этой фразы я не помню. Я не помню, чтобы я ее произносил.
— Вы ее не помните, но она могла иметь место?
— Не знаю, вряд ли. Оставим это на совести отца Андрея.
Но ведь опальный поп замахивается на авторитет светской власти:
— Мог бы я на той должности осудить господина Володина? И сказать, что Володин и володинщина — это страшная угроза для России? Раньше я этого сказать не мог, а сейчас могу. С одной стороны, Володин пытается командовать обществом, а не говорить с ним, он нетерпим к любым спорам и разногласиям с собой, он не в состоянии ответить на те серьезные нравственные обвинения, которые в его адрес высказываются в интернете. И поскольку многие считают, что он стремится к президентской власти…
Это равносильно тому, как если бы кто-то из иерархов РПЦ МП во времена Брежнева позволил бы «наехать» на второго человека в Партии, главного идеолога КПСС М.А. Суслова.
Думаю, что скоро из шкафа Чаплина полезут тщательно скрываемые скелеты и мы увидим в СМИ массу разоблачений одиозного религиозного фундаменталиста, т.к. он уже несет угрозу единоначалию самой влиятельной религиозной организации в России.
«Если у тебя есть фонтан, - заткни его. Дай отдохнуть и фонтану», - говорил в своё время Козьма Прутков. Думаю, что эта фраза как никогда подходит человеку с подрясником, угодничающим перед власть имущими кругами по принципу «чего изволите», не возвышая голос протеста вместе с обездоленными и возмущенными массами положением социальной несправедливости, когда наверху жиреют, а внизу голодают и еле-еле сводят концы с концами.
Или это тоже так «угодно богу»?

С.В.Иванеев