ЗАСЕДАНИЕ СЕКЦИИ «ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ» МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА «ГЛОБАЛИСТИКА 2015», МГУ им М.В. ЛОМОНОСОВА, 27 ОКТЯБРЯ 2015 ГОДА

файл на Яндексе 

Уважаемые коллеги!

27 октября 2015 года в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова в рамках IV Международного научного конгресса «Глобалистика» состоялось заседание секции «Перспективы развития международного права в контексте глобализации общественных отношений». Одним из результатов работы секции явилась инициатива по созданию Ассоциации глобальных исследований в сфере права.

28 апреля 2016 года в Юридическом институте Московского городского педагогического университета состоялась ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА» памяти профессора Феликса Михайловича Рудинского, на которой была учреждена Ассоциация глобальных исследований в сфере права.

Если Вы готовы войти в состав Ассоциации глобальных исследований в сфере права, пожалуйста, подтвердите и сообщите,  Ваши данные

1.Ф.И.О.,

2.ученую степень и звание,

3.должность,

4.организация,

5.телефон,

6.E-mail

по адресу электронной почты: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.с пометкой "Ассоциация"

Программа Ассоциации глобальных исследований в сфере права

Формирование целостности современного мира неразрывно связано с процессом глобализации общественных отношений, под которым понимается интеграция социальных взаимодействий в единую планетарную систему.

Процесс интеграции является отражением современного этапа смены состояний в развитии общественных отношений от их усложнения и сближения до взаимопроникновения и, как следствие, взаимозависимости в планетарном масштабе.

За последние 30-40 лет общественные отношения  изменялись кардинально – они не просто усложнялись, но становились все более взаимопроникающими, открытыми и взаимозависимыми, т.е. глобальными.

Глобализация общественных отношений взаимосвязана с формированием глобальных подсистем: финансовых, экономических, торговых, информационных, культурных и пр. Уровень развития подсистем общества неоднороден, что порождает нарушения баланса, социальные конфликты и потрясения. В частности, формирование и развитие мировой политической системы отстает от потребностей общественного развития и не в полной мере соотносится с развитием упомянутых подсистем, что предопределяет комплекс глобальных проблем, угрожающих самому существованию цивилизации.

С политической подсистемой тесно связана правовая подсистема, которая призвана мягко и эволюционно преодолеть ее отставание и минимизировать (преодолеть) глобальные проблемы человеческой цивилизации.

Однако, развитие правовой подсистемы также не представляется достаточным, что делает актуальным формирование и развитие глобального права.

Важнейшими задачами глобалистики являются выявление тенденций развития глобальных процессов и проблем, а также выработка практических рекомендаций. Соответственно, формирующаяся правовая глобалистика призвана создать теоретико-правовую и нормативную базы для реализации упомянутых рекомендаций и решения глобальных проблем.

Считаем актуальным формирование и развитие академической дискуссионной среды по проблематике глобальных исследований в сфере права и перспективам формирования глобального права.

В качестве меры организационного обеспечения мы учреждаем Ассоциацию глобальных исследований в сфере права.

Наряду с обозначенной выше целью, среди задач Ассоциации следует указать следующие основные задачи:

-организация, координация и проведение фундаментальных и прикладных научных исследований  в условиях формирования глобального права;

-исследование актуальных вопросов глобального права в области науки и высшего образования;

-использование научных результатов глобальных исследований в сфере права в правоприменительном, правотворческом, законопроектном и образовательном процессах;

-формирование нормативно-правовой основы для глобальной системы управления;

-формированию научно-теоретической и нормативной базы глобальной юриспруденции по правам человека.

Реализация основных задач будет способствовать обновлению теоретических и практических знаний, расширению квалификации участников образовательного процесса, расширению международного и межгосударственного сотрудничества, в соответствии с требованиями современных общественных отношений и социальных условий, а также с учетом эволюции международно-правовых принципов и норм.

Формы научно-исследовательской деятельности Ассоциации:

-написание монографий, научных статей, курсов лекций, научно-практических пособий;

-подготовка и проведение научных мероприятий: конференций, семинаров, круглых столов;

-обобщение и анализ судебной практики, судебной статистики;

-выполнение договорных научно-исследовательских работ;

-выполнение научно-исследовательских работ по грантам;

-подготовка рецензий на монографии, научные статьи, сборники научных трудов, отзывов на диссертации и их авторефераты;

-подготовка и повышение квалификации научных и научно-педагогических кадров;

-научно-исследовательская работа со студентами;

-взаимодействие с российскими, иностранными и международными организациями и научными центрами.

В конечном итоге, деятельность Ассоциации глобальных исследований в сфере права будет способствовать формированию теоретико-правовой и нормативной базы для поиска научно обоснованных решений комплекса глобальных проблем и перехода к устойчивому развитию человеческой цивилизации.

topgrade sss

Фонд "Здравомыслие" подготовил к печати книгу С.А.Бурьянова "Светскость государства и международно признанная свобода совести". Автор не нуждается в особых представлениях, это ведущий специалист в области проблематики конституционализма, права, светскости и свободы совести, автор многочисленных монографий и статей, преподаватель, ведущий сотрудник Института Свободы Совести.

Вот несколько видеоматериалов с его выступлениями:

 

 

 

Также интервью к фильму "Православие в Законе"

В аннотации к книге отмечается:

Данное теоретико-прикладное научное исследование посвящено изучению теоретических и практических проблем светскости государства и свободы совести в современных мире и России. Основу работы составили: фундаментальные теоретические разработки; юридические документы; материалы правозащитного мониторинга; материалы гражданских организаций и средств массовой информации, иные открытые источники.

В книге с позиций новой парадигмы рассмотрены основные теоретико-правовые вопросы светскости государства, свободы совести и смежных понятий, исследовано влияние государственной политики и институтов гражданского общества.

С учетом фактора глобализации общественных отношений исследован мировой опыт правового регулирования светскости государства и международно признанной свободы совести. Особое внимание уделено рассмотрению проблем свободы совести в государствах, относящихся к религиозной правовой семье.

Детальному анализу подвергнуты вопросы соблюдения принципа светскости государства на всех уровнях государственной власти и исследованы нарушения прав человека в сфере свободы совести в 2015 – начале 2016 г. Рассмотрена деятельность движения противников нарушения светскости государства и их преследования в Российской Федерации.

Приложение содержит документы государственных и общественных институтов по вопросам светскости государства.

Работа подготовлена для научных работников, преподавателей, аспирантов, студентов, законодателей, государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов, участников правозащитного движения, всех интересующихся проблемами свободы совести и светскости государства.

Рекомендуется для использования в качестве учебного пособия по дисциплинам «Конституционное право», «Образовательное право», «Обществознание», «Права человека», «Правовые основы толерантности», «Свобода совести».

Рецензенты:

Минченко Татьяна Петровна, доктор философских наук, профессор кафедры философии и социальных наук Томского государственного педагогического университета

Тетерятников Николай Юрьевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Сибирского юридического института ФСКН России.

Подобные исследования закладывают реальный фундамент построения действительно светского, нейтрального в религиозном отношении государства, где принцип свободы совести реализуется не декларативно, а практически, где гражданам и чиновникам не приходится лицемерить и кривить "душой" при осуществлении профессиональной деятельности и несении гражданской и военной службы.

Помочь изданию книги можно здесь, перечислив любую сумму на счет Фонда "Здравомыслие".

И.Кондратьев

 

 

 

 

 

полный текст доклада можно скачать здесь

Введение

             Свобода совести  – системообразующее право в системе прав человека, основополагающее неотъемлемое право каждого на удовлетворение мировоззренческой потребности, придающей смысл существованию на основе свободного мировоззренческого выбора, а также правомерного поведения, основанного на упомянутом выборе без ограничения в других гражданских правах и свободах или их утраты.

Содержание свободы совести включает право индивидуально и/или совместно с другими свободно формировать, выбирать, менять, распространять мировоззрения и действовать в соответствии с ними, не ущемляя свободы и личного достоинства других.

Современное понимание свободы совести включает в себя все многообразие форм систем мировоззренческой ориентации. Так как правового определения религии не существует, то свободу вероисповедания следует рассматривать не только составной частью свободы совести, но и в качестве поглощенной ею[1].  

В юридическом плане свобода совести рассматривается как правовой институт, т.е. как совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в процессе осуществления этой свободы[2]. Иными словами правовой институт свободы совести выступает юридическим измерением данной свободы.

Показателями состояния реализации свободы совести и свободы вероисповедания являются многочисленные нарушения прав индивидов и религиозных объединений, которые проявляются в форме дискриминации, нетерпимости, ксенофобии и насилия на их почве.

Под нетерпимостью и дискриминацией на основе религии или убеждений принято понимать любое различие, исключение, ограничение, или предпочтение, основанное на религии или убеждениях и имеющее целью или следствием уничтожение или удаление признания, пользования или осуществления на основе равенства прав человека и основных свобод»[3]. Это понятие берет свое начало от латинского слова discriminatio (различение) по определённому признаку (раса, пол, религия и т.д.).

Понятие «ксенофобия» теоретически разработано крайне слабо и в правовой системе России не применяется. Соответственно, взаимосвязь противоправных деяний и ксенофобских взглядов, под влиянием которых они совершены, не всегда очевидна и вопрос корректности ее выявления является дискуссионным.

Принято считать, что ксенофобия (от греческого ξένος — чужой и φόβος — страх) это ненависть, нетерпимость или неприязнь к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному[4].

С юридической точки зрения более корректно использовать понятие дискриминация, нетерпимость и ксенофобия «по мотивам мировоззренческой принадлежности», вместо распространенного «по мотивам религии или убеждений».

Этот подход основан на осознании отсутствия правового понятия «религия» и узости понятия «убеждения». Подразумевается, что мировоззрение это система взглядов на мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и к самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции людей, их идеалы, убеждения, принципы, ценностные ориентации. Соответственно убеждение это элемент мировоззрения, придающий личности или социальной группе уверенность в своих взглядах, знаниях и оценках действительности.

Конституционный принцип светскости государства, закрепленный в ст. 14 Конституции России является важнейшей гарантией реализации свободы совести и защиты от дискриминации.

Светское государство – мировоззренчески нейтральное государство, принципиально не приемлющее никакое мировоззрение в качестве официальной идеологии, обеспечивающее каждому возможность свободного мировоззренческого выбора. Светскость государства подразумевает его индифферентность в мировоззренческой сфере, т.е. отказ от специального контроля (невмешательство при условии соблюдения закона), неидентификацию (в силу невозможности создания научных критериев), отказ от специальных привилегий, отделение и равноудаленность от мировоззренческих организаций[5].

Нарушение принципа светскости дезавуирует как отдельные виды гарантий реализации свободы совести, так и систему гарантий в целом. В Российской Федерации нарушение конституционного принципа светскости государства проявляет себя в форме клерикальной идеологизации органов государственной власти[6].

Клерикальная идеологизация государства это нарушение мировоззренческого нейтралитета, выражающиеся в сращивании институтов государства с одной из конфессий, доктринальные установки которой используются в качестве государственной идеологии[7].

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства как гарантия реализации свободы совести не совместим с выстраиванием иерархии религиозных объединений на основе дискуссионных в религиоведческих науках и заведомо неправовых понятий: «традиционные религии (религиозные организации)» – «нетрадиционные религии (религиозные организации)» – «секты», а применительно к исламу: «традиционный ислам»-«нетрадиционный ислам»-«ваххабизм»[8].

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства не совместим с борьбой государства за «духовную безопасность», с «социально опасными религиями», «религиозным экстремизмом», «исламским терроризмом». Подразумевается, что пресечение противоправных деяний должно осуществляться средствами уголовной юстиции, вне зависимости от того, какой ширмой упомянутые деяния прикрываются.

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства не совместим со специальным правовым регулированием «религиозной», в т.ч. «миссионерской» деятельности.

Деятельность соответствующих объединений должна регламентироваться на общих с общественными некоммерческими объединениями правовых основаниях.

Кроме того, следует отметить, что статья 4 Конституции Российской Федерации определяет, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию, а Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

            Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны (ст. 5).

            В статье 11 Конституции РФ говорится, что государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации. Соответственно, государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

            Указанный выше подход подтверждает принцип разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10), а также ее светский (мировоззренчески нейтральный) характер (ст. 14). Особо подчеркивается, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (ст. 10).

            Следует отдельно отметить, что смысл и содержание деятельности законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления обеспечиваются правосудием и должны быть направлены на реализацию прав и свобод человека и гражданина (ст. 18).

            Конституционный принцип светскости государства (ст. 14) является одной из основ конституционного строя Российской Федерации и важнейшей гарантией реализации свободы совести (ст. 28). Это значит, что нарушения светскости государства направлены на подрыв основ конституционного строя России и неизбежно ведут к проблемам реализации прав человека и свободы совести, в частности.

            В указанном выше контексте, в Российской Федерации были выявлены системные нарушения принципа светскости государства, осуществляемые с целью удержания власти и реализуемой посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями[9].

Системообразующим фактором коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями является государственная политическая элитно-властная (верхушечная) коррупция, связанная с принятием решений имеющих самую высокую цену – удержание власти, и относящаяся как к отношениям государства с религиозными объединениями, так и к избирательному процессу[10].

Фактически свобода совести подминается религиозной политикой и поглощается системной коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями.

            Таким образом, ситуация в области религиозной свободы определяется, прежде всего, государственной религиозной политикой, в том числе продолжением тенденций формирования антиконституционного и коррупциогенного законодательства. И только затем можно говорить о неисполнении законодательства, некомпетентности, злоупотреблениях и коррупции региональных чиновников, приводящих к нарушениям прав верующих и религиозных объединений.

            На международном уровне принципы свободы совести были закреплены в различных документах как универсального, так и регионального характера[11].

            В Уставе ООН, заложившем основу современной международно-правовой защиты и принятом 26 июня 1945 года, говорится об обязательстве государств-членов ООН «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

Среди универсальных документов по правам человека, затрагивающих сферу свободы совести, следует выделить: Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений; Декларацию о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам; Конвенцию о правах ребенка; Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования; Декларацию принципов толерантности и др.

Эти документы явились важными шагами на пути утверждения свободы совести, но, к сожалению, попытки преодоления многочисленных понятийных противоречий в сфере свободы совести, предпринятые Комитетом ООН по правам человека, своей цели достигли не в полной мере.

Замечания общего порядка Комитета ООН по правам человека № 22 (48) – «Свобода мысли, совести и религии» (статья 18) и № 23 (50) – «Права меньшинств пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды (статья 27)» не в полной мере повысили эффективность соответствующих международно-правовых норм.

            Представляются актуальными и адекватными Замечания общего порядка Комитета ООН по правам человека № 24 - Оговорки или заявления от 1994 года, гласящие, что «государство не может резервировать за собой право … отрицать свободу мысли, совести и религии, …, позволять пропаганду национальной, расовой или религиозной ненависти».

            К региональным документам в области свободы совести следует отнести акты:

Совета Европы (Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод; Протокол №1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;  Европейская Социальная Хартия и др.); СБСЕ/ОБСЕ (документы совещаний Конференции по человеческому измерению СБСЕ; Парижская хартия для новой Европы (Итоговый документ Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе); Хартия европейской безопасности и др.);

Европейского Союза (Хартия основных прав Европейского Союза и др.);

Содружества Независимых Государств (Декларация глав государств-участников Содружества Независимых Государств о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод; Конвенция  Содружества Независимых Государств о правах  и основных свободах человека и др.).

Региональные международно-правовые документы Совета Европы, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ/СБСЕ), Европейского Союза, подтвердили приверженность государств-участников свободе мысли, совести и религии, закрепленным в универсальных международно-правовых документах. Также государства-участники взяли на себя обязательства противодействовать нарушениям в сфере свободы совести, ксенофобии, нетерпимости и дискриминации.

            Особую роль играет Европейская конвенция о защите прав человека и основных от 1950 года и Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), которая, несмотря на многочисленные проблемы, является реально действующим механизмом защиты декларируемых прав человека в сфере свободы совести.

            Конвенция  Содружества Независимых Государств о правах  и основных свободах человека содержит формулировки, закрепляющие права человека в сфере свободы совести в целом соответствующие универсальным и европейским документам. Однако, по сравнению с европейским, механизм СНГ является более слабым, поскольку не содержит действенных процедур рассмотрения жалоб.

            О приверженности России общепризнанным принципам и нормам международного права свидетельствует ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

В соответствии со статьей 28 «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Ст. 14 декларирует «1. РФ – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.  2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Ч. 2 ст. 19 органично дополняет ст. 14 и ст. 28. Она гласит: «Государство гарантирует равенство прав и свобод гражданина независимо от…отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Кроме того, Конституция Российской Федерации, подтвердила в качестве правовой основы такие нормы, как идеологическое многообразие (ч. 2 ст. 13), равенство прав и свобод человека и гражданина вне зависимости от их отношения к религии, убеждений, запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19).

В ч. 2 ст. 29 подчеркнуто: «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие ... религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда ... религиозного ... превосходства». Кроме того  в ч. 3 ст. 59 установлено: «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой».

В ч. 2 ст. 55, закреплено следующее: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Реальное применение этой нормы напрямую зависит от развитости принципов соответствующих прав и свобод. Тем не менее, применительно к праву на свободу совести в РФ она работает не в полной мере.

Крайне серьезными проблемами, влияющими на уровень реализации свободы совести в РФ, являются вопросы повышения  эффективности международно-правовых норм и институтов в сфере прав человека[12], а также взаимодействия международно-правовых документов и внутригосударственного законодательства Российской Федерации в области свободы совести[13].

 

Коррупция в отношениях государства с религиозными объединениями.

            Общественно-политический и социально-экономический кризис конца 2014 - начала 2015 гг. вновь актуализировал общественную дискуссию о тенденциях, результатах и итогах «демократических реформ» в современной России. Увы, итоги более чем двадцати лет реформ выглядят вовсе не оптимистическими.

            Очень многие исследователи говорят о едва ли не полном разрыве между обществом и властью, сопряженным с массовыми нарушениями прав человека, катастрофическим снижением эффективности управления, зависимостью от сырьевого сектора экономики, увеличением разрыва между богатыми и бедными.

            При этом коррупция выступает неким общим знаменателем пороков российской политики и экономики. Коррупция есть во всех странах, но в странах «демократического транзита», к которым до недавнего времени относилась Россия, она является настоящим бедствием и одним из самых опасных проявлений криминализации государства.

            Оказывая непосредственное воздействие на механизмы государственного управления и на большинство экономических процессов, коррупция приводит к вырождению власти в инструмент преступной эксплуатации гражданского общества, становясь основным препятствием на пути развития страны.

Латинский термин corruptio означает «подкуп», «порчу», «упадок», предполагая расширенное понимание и применение термина коррупция. В Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией говорится, что «коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

            По данным международной организации TransparencyInternationalТI), Россия многие годы среди лидеров списка самых коррумпированных стран мира. «Международное движение по противодействию коррупции Transparency International опубликовало 3 декабря 2014 года юбилейный, двадцатый Индекс восприятия коррупции.

Как и прежде, страны мира ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто — самый низкий. Первые три места в общем рейтинге заняли Дания, Новая Зеландия и Финляндия (92, 91 и 89 баллов соответственно). В 2014 году Россия получила 27 баллов (на один балл меньше, чем в 2013 году) и заняла 136 место, поделив его с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном»[2].