lolita50

изображение - скриншот видео конференции

 

«Истинная свобода – лишь там, где человек свободен также и от религиозных предрассудков; истинное образование – лишь там, где человек возвысился над своими религиозными предрассудками и воображением».

                                                                                                                    Людвиг Фейербах

Уважаемые коллеги и гости сегодняшней конференции, разрешите представиться: Владимирова Лолита Сергеевна. Мне хотелось бы кратко рассказать о важности именно светского образования, т.к. мы все сегодня ощущаем острую необходимость в нем ввиду процесса клерикализации различных сфер жизни светского общества и государства и это устраивает немногих.

Но, оставаясь вполне реальным на фоне общей социальной апатии, он вызывает все более острое беспокойство неравнодушных к будущему страны сознательных россиян. Актуальность заявленных автором конституционно-правовых проблем определяется в первую очередь тем, что в современном российском обществе в светское образование (в основном в средней школе) начинает входить обучение религиозной культуре, что ставит под вопрос традиционную обособленность друг от друга этих сфер культуры. Несмотря на то, что отделение церкви от государства остается конституционно закрепленным принципом нашего светского общества, включение в школьное образование элементов религиозной культуры активно поддерживают некоторые педагоги, работники сферы просвещения, представители интеллигенции. Основная аргументация сводится, как правило, к тому, что без религиозных ценностей светское образование само по себе не способно сформировать свое духовно-нравственное содержание, необходимое для социализации и воспитания подрастающих поколений.

Так, президент Российской академии образования, доктор педагогических наук, Никандров Н.Д., выступая на ХVIII Рождественских образовательных чтениях, отмечал: «Духовно-нравственные христианские ценности, которые близки основным положениям других великих исторических религий России, - это первое, что должно объединить усилия государства и церкви, светского образования и духовного просвещения»[1].

Среди них он выделил ценности патриотизма, семьи и воспитания детей, ценности труда, собственности, традицию бескорыстной помощи нуждающимся, которую всегда оказывала церковь.

    Таким образом, истоки светского образования усматриваются не в развитии современного общества – его науки, культуры, необходимости адаптации к нему людей, способных профессионально решать различные проблемы, а в традициях религиозной культуры, причем все это – якобы «установленный научный факт»[2].

 

Конечно, является общепринятым то, что религиозность – в частности, православие – важный аспект русского национального самосознания. Императивы совести, честности, справедливости, коллективизма и других морально духовных ценностей оказываются достаточно важными для значительной части наших современников. Но это вовсе не значит, что рост религиозного сознания в России – внезапная активизация православных культурных традиций. 

Ведь живущие сегодня поколения россиян вполне по-современному воспринимают и осваивают информационную структуру современного мира, его технологии и коммуникации, системно-организационные требования и условия, а также культурные, научные, гражданские и другие ценности и приоритеты светского характера.

История религии, практика ее организации в обществе показывает, что она всегда внутренне отделена от светского начала. Истинно верующие живут в монастырях, они отделены от реальной жизни: внутренне, отрицая ее ценности, за счет ценностей религиозных; территориально, так как пространство обитания верующих всегда закрыто для «праздно любопытных». Религиозное мировоззрение, в котором обязательны такие установки, как приоритет веры и чуда над фактами или доказательствами, приоритет трансцендентного над «земным» - не может принять научную картину мира, в которой бытие Бога ставится под сомнение, несмотря на существование самых разных тайн мироздания. Истинно верующий человек сомневается в светских ценностях бытия и их приемлемости для своей собственной жизни[3].    

     Да, людям необходим жизненный идеал. Не находя (или не видя) его в реальной жизни, они создают такой идеал в своих помыслах, отрывая его от «жизненной скверны» бытия. Это и есть синдром отрыва своих насущных идеалов от жизненной практики и экстраполяции их на воображаемые «высшие» сверхъестественные силы. Современный российский (и не только российский) социум продуцирует специфическую религиозную картину мира потому, что здесь объективная логика вещей сплошь и рядом подменяется субъективными представлениями о должном и необходимом. Возникает мир видимости, который все более активно замещает мир действительного. Люди утрачивают почву под ногами, поэтому актуализируется вера в высшую справедливость, которая может быть гарантирована высшим существом[4].

На преимущественно социальные истоки современных религиозных представлений большинства населения России указывает также пассивность наших современников по отношению к постоянной религиозной жизни, религиозным праздникам. Так, согласно проведённому ВЦИОМ в 2006 году опросу, лишь 9 % респондентов, назвавших себя православными, отметили, что соблюдают все религиозные обряды и участвуют в церковной жизни. При этом 36 % отметили, что православие является для них традицией предков[5]. Согласно опросу, проведённому Фондом «Общественное мнение» в январе-феврале 2010 года, лишь 4 % православных россиян регулярно посещают храм и причащаются[6].

      По оценкам МВД, посещающие богослужения лица составляют менее 2 % населения. Так, на Пасху 2003 года, в период с 20:00 Великой Субботы до 6 утра пасхального воскресенья в храмы Москвы, по данным МВД, зашло 63 тысячи человек (по сравнению со 180 тыс. в 19921994), то есть около половины процента фактического населения города[7]. В пасхальных богослужениях в ночь на 19 апреля 2009 года приняли участие 4,5 миллионов россиян. При этом кладбища на Пасху посетили 5,1 миллионов человек[8]. В рождественских богослужениях с 6 на 7 января 2008 года приняли участие около 2,3 миллионов россиян[9].

    Все это показывает, что социально-ценностным и мировоззренческим источником роста религиозного сознания населения в РФ в последние годы является не только и не столько воздействие самой православной культуры и ее традиций как этнической и национальной черты российского населения, сколько воздействие современного рискогенного социума, в котором компонент субъективности и случайности, различные аберрации массового сознания оказываются приоритетными по отношению к объективным процессам. Тем самым – на основе неразрывной связи общественного бытия и общественного сознания - формируются соответствующие особенности сознания и мироощущения для многих наших граждан. Отсюда прямо следует, что по мере «выздоровления» общества статус ценности религиозных ожиданий   и ориентаций населения будет падать[10].   

Ни в коей мере, не подвергая сомнению ценности религиозной культуры, необходимо подчеркнуть, что для самого выживания нашей страны в современном мире, для реализации ее культурно-человеческого, научного и другого потенциала, ценности и значимость светского образования, основанного на научной картине мира, на достижениях российской, западноевропейской и других цивилизаций   оказываются первостепенными. Именно поэтому, как представляется, было бы довольно поверхностным оценивать состояние общественного сознания страны по тем социологическим данным, которые фиксируют личностные предпочтения и направления идентичности граждан, включая и их религиозные установки[11].

   Поэтому закономерным является вывод о том, что рост религиозного сознания в современной России – не «внезапное» расширение религиозных национальных традиций, а специфическая реакция общества на процессы его дегуманизации и отчуждения, связанная со стремлением людей найти какое-то «твердое дно» - духовную защиту и поддержку.

Светская культура ориентирует человека на освоение посюсторонней реальности. Она - антропоцентрична и гуманистична. Поэтому мировоззрение основано на научной картине мира. Чем более развитым становится общество на основе принципов светской культуры, тем более завершенной – в экзистенциальном и духовном смысле – оказывается светская система образования.

    В компетенцию человека, получившего среднее, а тем более высшее образование должны входить знания о русской православной культуре, ее ценностях и роли в истории России. Но при этом важной мировоззренческой и методологической основой понимания и оценки религиозной культуры, является включение принципа историчности: для современного российского общества религиозная культура – это не вечные символы, которые переходят целиком из эпохи в эпоху, но совокупность некоторых важных культурно-смысловых кодов, которые (символически) соединяются с данным состоянием общества и его культурой[12].

В современном российском обществе, которое отличается разнообразием этнических культур, важное место для его интеграции занимает и решение вопроса о соотношении светского и религиозного образования: между ними, при всей ценностной и смысловой толерантности, все-таки проходит достаточно отчетливая граница их образовательных пространств, которые разделены по многим позициям[13].

При этом одной из главных целей светского образования при формировании правовой культуры у обучающихся - выработка у них здорового чувства права, прогрессивного демократическогомировоззрения; подготовка социально активного члена общества, хорошо знающего свои права и возможности, умеющего отстаивать, защищать их всеми законными средствами.

Речь идет о воспитании Человека с сознанием гражданина XXI века, остро реагирующего на факты несправедливости и произвола, уважающего закон и порядок, противодействующего правонарушениям, а также правовому инфантилизму и нигилизму.

Лолита Владимирова,

пресс-секретарь некоммерческой организации

«Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»,

помощник начальника юридического отдела

                    

[1] Никандров Н.Д. Светское образование и духовное просвещение: проблемы взаимодействия// ХVIII международные рождественские чтения. М., 2009.

[2]  Иванеев С.В. К вопросу о связи светского и религиозного в системе современного образования// «Человеческий капитал», № 07(67)2014.

[3] Там же.

  [4] Иванеев С.В. К вопросу о связи светского и религиозного в системе современного образования// «Человеческий капитал», № 07(67)2014.

 [5] Опубликована подробная сравнительная статистика религиозности в России и Польше // Religare.ru, 06.06.2007. РПЦ в России — большинство, напоминающее меньшинство // Газета.ру, 21.08.07.

  [6] Количество православных в стране увеличилось, но процент «воцерковленных» не изменился // ПСМБ, 26.03.2010.

             [7]Митрохин Н.Русская православная Церковь. Современное состояние и актуальные проблемы. — М., 2006. — 40 с.

[8] Данные о количестве посетивших пасхальные богослужения // Информационно-аналитический центр «СОВА», 20.04.2009

[9] Данные о посетивших рождественские богослужения// Информационно-аналитический центр «СОВА», 09.01.2008

[10] Иванеев С.В. К вопросу о связи светского и религиозного в системе современного образования// «Человеческий капитал», № 07(67)2014.

[11] Там же.

[12]     Иванеев С.В. К вопросу о связи светского и религиозного в системе современного образования// «Человеческий капитал», № 07(67)2014.

[13] Иванеев С.В.  Образовательное пространство: нормативно регулятивная направленность// Вестник Орловского государственного университета, № 3(38), 2014 г.