pravo062019 0

pravo062019

«То, что справедливо с точки зрения морали или даже права, может оказаться не справедливым в социальном плане»

Фридрих Энгельс

 

Аннотация: главное отличие научной (светской) философии как специфической системы мировоззрения в его предельно общем выражении – это свободное от мифолого-религиозного традиционализма миропонимание, основанное на принципах разума, критического осмысления бытия и неопровержимых данных жизненной практики людей, что говорит о срочной необходимости формирования у сегодняшних защитников Отечества конституционно-правового мировоззрения с воспитанием личностного освоения социальности как сущности человека в целях предупреждения проявлений экстремизма и терроризма в России.

Таким образом, автор приходит к выводу, что сегодня возрастает актуальность правового воспитания военнослужащих-мусульман Российской Федерации и необходимость создания в МО РФ системы общественного контроля за соблюдением принципов светскости государства, равенства религиозных объединений, идеологического многообразия и системной работы по вопросам свободы совести в органах военного управления.

Ключевые слова: ислам, гуманизм, правовая культура, культ, свобода совести, светскость, религия.

Познание и понимание религии, и тем более ислама, который в наше время заметно активизирует свои позиции в мире, совершенно необходимо для каждого сознательного гражданина, и особенно для военнослужащих-мусульман. Эта религия в своей социально-духовной сущности ничем не отличается от других многочисленных религий. Имея свою специфику культа единобожия, ислам эволюционировал к монотеизму на основе древнеарабских традиций и социальных интересов верхушечных слоев раннеклассового общества. Это образовало всю систему догматики и практики монотеистического вероучения, сложившегося под влиянием других религий. Тенденция богословской абсолютизации ислама привела к непомерному возвышению его над другими религиями как идеального образца жизни всего человечества.

 

По мнению американского философа Пола Куртца, одного из немногих всемирно признанных теоретиков гуманизма, автора множества работ по теории и истории гуманизма, религии и свободомыслия, к числу немногочисленных достоинств этой религии он относит то, что «…этико-социо-политическая система, которая существует почти 1400 лет и продолжает оказывать глубокое влияние на жизнь сотен миллионов мусульман, должна иметь глубокие практические основания.

Во-первых, она установила порядок и гармонию в различных областях жизни. Она заменила случайные обычаи, анархию и хаос системой законов и предписаний.

Во-вторых, она содержала этический кодекс, управлявший жизнью многих поколений людей.

В-третьих, ислам дал новый смысл существования людям, жившим в суровых и тяжелейших условиях. Он помогал преодолеть страх и беспокойство, давал утешение страдающим душам, ищущим рай как избавление от жизненных тревог.

В-четвертых, ислам вдохновлял художников, поэтов, философов и ученых»[1].

При этом Куртц обнаруживает в исламе «серьезные отрицательные черты», отторгающие его от современного цивилизованного мира.  Ислам, пишет он, - «сохранил набор моральных ценностей, не все из которых подходят для постмодернистского мира. Главным недостатком ислама, но крайней мере для гуманиста, является его первопринцип -  мы должны преданно служить Богу. Это положение заложено в Коране». 

 Замечу, что этот «первопринцип» вовсе не является особенностью ислама, он присущ всем монотеистическим религиям. Далее Куртц популярно излагает просветительские доводы, подвергающие сомнению истинность мусульманского учения: «Но у нас нет никаких достоверных доказательств существования Бога/Аллаха, да и того, что Мухаммад получал откровения от Аллаха, или что существует загробная жизнь. Почему мы должны вверять свою судьбу ложной доктрине и подчинять себя ее власти?». 

И в самом деле, «почему?» - риторический вопрос, на который Куртц отвечает так: «Следуя тому, что самопровозглашенный пророк сказал 1400 лет назад, мусульмане ограничивают права свободного разума и критического научного познания, имеющих целью создание современных этических ценностей и социальных институтов, отвечающих реалиям меняющегося мира»[2].  По существу, об исламе Куртц не сообщил ничего принципиально нового, упрекнул же ислам в том, в чем видел противостояние гуманизму и со стороны других религий.

Любопытно, что в своей работе «Ислам. Происхождение, вероучение, современность»[3] известный советский и российский исламовед Ю.Г.Петраш назвал П. Куртца «умным автором».  Петраш отмечает, что в главе «Мухаммед – пророк ислама» П. Куртц, разделяя известные на Западе взгляды о психофизических причинах вступления Мухаммеда на путь пророчества, все же признал и наличие идеологической потребности в создании этого учения. «Откровения Мухаммада служили политическим целям. С их помощью он объявлял военные компании и трактовал вопросы отношений с союзниками или противниками, формулировал предписания и определял сроки»[4]

По справедливому мнению, Ю.Г. Петраша, «этот умный автор не взошел к объяснению возникновения самого ислама как политической потребности арабского общества на уровне разложения родоплеменных отношений и процесса классообразования, не объяснил идеологического содержания ислама в теологическом выражении»[5]. Иными словами, Куртц проигнорировал исследования исламоведов, дающих диалектико-материалистическое объяснение происхождения и сущности ислама. Да и не только ислама, но и в целом религии.

Исходя из этого, нам необходимо признать правоту известного и заслуженного советского и российского правоведа Д.А. Керимова, который для правоведения особенным важным значением считал его соотношение с этикой, где, на его взгляд, «среди регулятивных факторов человеческого общежития важное место принадлежит морали и праву, поскольку именно они обладают наибольшей воспитательной силой, охватывают широкие слои населения в процессе формирования их ценностных ориентаций, характеризуются высокой эффективностью в воздействии на психику, сознание и поведение людей. Отсюда и актуализация познания свойств регулятивного механизма морали и права, а также – что особенно важно в современный период – их соотношения, взаимодействия и взаимопроникновения»[6].

21 марта 2019 года Клуб военачальников Российской Федерации провел в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации научно-практическую конференцию по теме: «Межнациональные отношения в стране: состояние, проблемы и пути сдерживания негативного влияния на обороноспособность государства», где в своем вступительном слове генерал армии Куликов Анатолий Сергеевич заявил, что «главная ошибка властей, на мой взгляд, заключалась в том, что принятое решение о возвращении выселенных народов оказалось половинчатым — не было  сделано главное:  не проведено объективное  расследование,  не установлены реальные пособники немцев на оккупированных территориях и виновные не привлечены к суду. Виновными объявили всех. И эта ошибка через 50 лет породила уже новую войну на Кавказе в 1994 году. Такие же примеры можно привести в отношении поволжских немцев, крымских татар, болгар, калмыков и представителей других национальностей»[7].

Автору данной статьи удалось выступить на указанной конференции с докладом «Светская культура как средство гармонизации межнациональных отношений в целях укрепления обороноспособности государства в условиях глобализации», подчеркнув, что в современных условиях для гармонизации межнациональных отношений необходимо формирование у сегодняшних защитников Отечества конституционно-правового мировоззрения с воспитанием личностного освоения социальности как сущности человека в целях предупреждения проявлений экстремизма и терроризма в России[8].

Это говорит о том, что важной мировоззренческой и методологической основой понимания и оценки религиозной культуры является включение принципа историчности: эта культура во всех учебных заведениях должна изучаться с научно-исторических позиций.  Особенно важно подобное изучение, когда речь идет об исламе, т.к. сегодня мы наблюдаем самый настоящий всплеск мусульманского экстремизма, который разжигает чувства религиозного фанатизма, исключительности ислама и необходимости утверждения его господства во всем мире. Это сказывается и на настроениях российских солдат, прибывших в армию из регионов распространения ислама.

К сожалению, методы работы с кадрами воинов, исповедующих ислам, до сего дня не являются эффективными. Каким образом расширить ту часть сознания молодого человека, в которой сохранились еще элементы светских знаний, нерелигиозного отношения к разным событиям жизни?  Способствует ли расширению сферы светской культуры в сознании и поведении молодого мусульманина культивирование православия в той же войсковой части?

Думается, что нет. Внедрение православных священников в жизнь воинских частей сгущает религиозную атмосферу, вызывая   невольную неприязнь и той, и другой стороны друг к другу. Только освобождение от демонстративного «окормления» православными священниками верующих ребят, разработка общей для верующих и неверующих культурной программы светского характера помогло бы, на наш взгляд выйти из катастрофического положения вражды между верующими солдатами разных конфессий.

Как известно, наука базируется на доказательстве, поэтому для нее имеет смысл только то, что можно подтвердить или опровергнуть. На сегодняшний день научным сообществом признается ряд критериев научности, среди которых, обобщив, можно выделить следующие основополагающие принципы[9]:

  1. Принцип верификации (от лат. verus – истинный и facere - делать), в силу которого научным является только то знание, которое можно подтвердить.
  2. Принцип фальсификации (от лат. false – ложь и facere - делать), в силу которого только то знание является научным, которое можно изменить: опровергнуть или дополнить.
  3. Принцип объективности - постулирования того, что принадлежит объекту и не зависит от субъекта, то есть тех явлений или процессов, которые не зависят от воли, веры или желания познающего субъекта (отдельного ученого или научного сообщества).
  4. Принцип рациональности (от лат. ratio - разум). Рациональность - относящееся к разуму, обоснованность разумом, доступное разумному пониманию, в противоположность иррациональности как чему-то неразумному, недоступному разумному пониманию. В методологии научного познания рациональность понимается двояко. Чаще всего она истолковывается как соответствие законам разума — логике, методологическим нормам и правилам. Иногда под рациональностью понимают целесообразность, некое целеполагание, предусматривающее определенные логически выверенные шаги по достижению, поставленной цели. Рационально то, что способствует достижению цели, а то, что этому препятствует, нерационально. Рождение феномена рациональности связывается с коренным реформированием европейской философии в Новое время, выразившимся в ее сциентизации и методологизации. Основоположником этой реформы принято считать Р. Декарта, призывавшего разум человека освободиться и от «оков мистики и откровения» и рассудочной ограниченности схоластики.
  5. Принцип методичности – последовательности логических процедур, заранее нацеленной на достижение определенной цели.
  6. Принцип истинности, под которым подразумевается соответствие знания (шире - информации) познаваемому предмету (шире - объекту). На основе признака истинности формулируется дополняющий его признак предметности знания, а именно: всякое знание должно быть знанием предметным, то есть обязано характеризоваться отношением к существующему вне него познаваемому, ибо если нет познаваемого, то нет и знания.
  7. Принцип системности: только та информация является научной, которая должным образом структурирована. Структуризация позволяет легко определять ее роль и место в общей системе знаний, т.е., обеспечивает возможность поиска нужной информации.
  8. Принцип изменяемости частей: только та информация является научной, составные части которой можно изменить, т.е., опровергнуть или дополнить (тесно связан с пунктами 2 и 7).
  9. Принцип интерсубъективности выражает свойство общезначимости, общеобязательности, всеобщности знания (шире - информации) в отличие, например, от мнения, характеризующегося необщезначимостью, индивидуалистичностью.
  10. Принцип аксиологической нейтральности, предполагающий недопустимость вынесения оценочных суждений об исследуемом объекте (тесно связан с п.9).

Важность ислама для внутренней и внешней политики России непреходяща. Об этом говорят многие российские исламоведы и, в частности, А.В. Малашенко, утверждающий: «вопрос в том, насколько правильно власти удастся выстроить свою «исламскую» политику, направив ее на благо национальных интересов страны»[10].

К сожалению, иногда некоторые авторы[11] неверно истолковывают смысл суждений других своих коллег в научных статьях, хотя в конечном итоге наше общее авторское обращение к логическому аспекту истины – это обращение к логике как науке о мышлении, постигающем истину.

Не вижу необходимости построчно и постранично разбирать указанный текст Кулиева А.И., т.к. это может сделать экспертная группа научных религиоведов и специалистов в сфере реализации свободы совести и вероисповедания, отношений государства с религиозными объединениями.  Остановлюсь лишь только на одном схоластическом приеме, примененном им в отношении автора данной статьи: «Так, в статье «Вектор права как фактор формирования компетентности военнослужащих-мусульман» С.В. Иванеев указывает, что значительная часть граждан России, в том числе военнослужащих, находится под влиянием религии (т. е. Ислама), тормозящей поступательный ход современной цивилизации. Также он указывает, что Коран и Ислам необходимо осудить и вывести из религиозной системы во имя сохранения мира и братства между народами»[12].

Вместе с тем, в моей статье говорится о том, что «Коран и ислам содержат вполне определенный, идеологический по­тенциал (выделено мною – С.И.), который необходимо осудить и вывести из этой религиозной системы во имя сох­ранения мира и братства между народами»[13].

Сегодня военному научно-экспертному сообществу понятно, что комплексная организованная деятельность по правовому воспитанию военнослужащих должна быть такой, чтобы вытеснить и нейтрализовать все темное и консервативное, и здесь, конечно же, мы должны проследить влияние мусульманской морали на поведение военнослужащих-мусульман, что заявлено автором статьи в ее названии.

В связи с этим хочется обратить внимание на характер некоторых назиданий о том, какими должны быть взаимоотношения мусульманина со своими единоверцами. Для чего надо подавать хорошие советы другим и вершить для них добрые дела? – спросим мы у сторонников принципов мусульманской морали, изложенных в «Кабус-наме». И в большинстве из сорока трех глав этой книги найдем один ответ: для собственного благополучия, в целях личной выгоды. «Хорошенько приглядитесь к доброму и злому, недостаткам и добродетелям людским и установи, откуда их выгода и польза и в чем их доход и убыток, а тогда уже из всего этого ищи свою выгоду»[14].

Необходимо понять, что познание неотделимо от сущности человека. Ко всем характеристикам человека можно добавить, что он существо познающее. Научное знание является высшим уровнем адекватного отражения действительности в ее бесконечных свойствах и проявлениях.  Бесконечное бытие отражается бесконечными гносеологическими возможностями человека на основе индивидуально-общественной практики. Именно практика выступает критерием истинности или неистинности познания как фрагментов бытия, так и его предельно общих законов.

Главное отличие научной (светской) философии как специфической системы мировоззрения в его предельно общем выражении – это свободное от мифолого-религиозного традиционализма миропонимание, основанное на принципах разума, критического осмысления бытия и неопровержимых данных жизненной практики людей, что говорит о срочной необходимости формирования у сегодняшних защитников Отечества конституционно-правового мировоззрения с воспитанием личностного освоения социальности как сущности человека в целях предупреждения проявлений экстремизма и терроризма в России.

 Исходя из этого, в условиях клерикализации армии и флота, когда нарушаются основополагающие принципы самой концепции воспитания военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации[15], требующие установления в информационно-воспитательной работе формирования у военнослужащих научного мировоззрения, убеждений, представлений, моральных норм и принципов поведения, возрастает актуальность правового воспитания военнослужащих-мусульман Российской Федерации и необходимость создания в МО РФ системы общественного контроля за соблюдением принципов светскости государства, равенства религиозных объединений, идеологического многообразия и системной работы по вопросам свободы совести в органах военного управления.

 

[1] Пол Куртц «Искушение потусторонним»: М.: 1999. С. 274.

[2] Там же. С. 275.

[3] Петраш Ю.Г. «Ислам. Происхождение, вероучение, современность» / Ред. В. А. КоваленкоМинистерство общего и профессионального образования Российской Федерации. - Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 2000. — 340 с. 

[4] Пол Куртц. Искушение потусторонним. – М., 1999. – С. 273.

[5] Петраш Ю.Г. «Ислам. Происхождение, вероучение, современность» / Ред. В. А. КоваленкоМинистерство общего и профессионального образования Российской Федерации. - Обнинск: ВНИИГМИ-МЦД, 2000. — 340 с.

[6] Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: СГА, 2003. - 521 с.

[7]http://kvrf.milportal.ru/vstupitelnoe-slovo-generala-armii-kulikova-anatoliya-sergeevicha-na-nauchno-prakticheskoj-konferentsii-po-teme-mezhnatsionalnye-otnosheniya-v-strane-sostoyanie-problemy-i-puti-sderzhivaniya-negativnog/

[8]http://peacesave.ru/index.php/sobytiya/316-svetskaya-kultura-kak-sredstvo-garmonizatsii-mezhnatsionalnykh-otnoshenij-v-tselyakh-ukrepleniya-oboronosposobnosti-gosudarstva-v-usloviyakh-globalizatsii

[9] В статье известного российского религиоведа, специалиста по философско-методологическим основам религиоведения, религиозным доктринам и идеологии             Е.С. Элбакян «...Ныне царство моё не отсюда» подробно раскрыта проблема рассмотрения теологии в философском, научном и мировоззренческом контекстах. Журнал «Религиоведение», №1, 2016. Издательство: АГУ (Благовещенск).

[10] Ислам для России / Алексей Малашенко; Моск. Центр Карнеги. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — 192 с.

[11] Кулиев А.И. «Отдельные вопросы морально-нравственного воспитания военнослужащих-мусульман» // Право в Вооруженных Силах. 2019. № 4.

[12] Там же.

[13] Иванеев С.В. Вектор права как фактор формирования компетентности военнослужащих-мусульман // Право в Вооруженных Силах. 2017. № 8.

[14] «Кабус-наме». Изд-во восточной лит-ры, 1958, стр.69. «Кабус-наме» (XI в.) – мусульманский «Домострой».

[15] Приложение № 3 к приказу Министра обороны РФ 2004 года № 70.

 

Иванеев С.В. 

кандидат юридических наук, президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»