Печать
Просмотров: 513
Всеволод Чаплин взял слово вне очереди ...

Всеволод Чаплин, как и большинство выступающих, больше «давили на чувства» и, по большому («гамбургскому») счету, на такую общественную реакцию возможно и была рассчитана публикация законопроекта. Он здесь.

Я выступил в конце мероприятия и обратил внимание оставшихся в зале и не сильно утомленных трансляцией в интернет (она здесь) на полное несоответствие текста закона правовым нормам и юридической технике. Но также затронул и еще три темы:

 

— принимаются законы о «чувствах», на которых основаны «мысли», которые приводят к «действиям». Подсудны только «действия», наличие умысла (мысли) на действие, доказывается отдельно и должно подкрепляться также фактами (следами действий) и т.д. «Чувства» вообще неподсудны, так как их интерпретаций множество, они создают бесконечное множество «мыслей» даже у одного человека, который может долго колебаться и при решении о совершении «действия». Общество не животное и общественные группы не мыслящие сущности, они субъекты права как субъекты социальных коммуникаций, правовое поле — не организм и т.п. В этом смысле призыв Чаплина (на фото) воспринимать «семью» как отдельную юридическую «сущность» — неправомерен, это тот же путь к «правам эмбрионов», «правам пылесосов» и т.д. Правом на действия в обществе обладают лица — граждане, субъекты права по достижении возраста дееспособности и организации, зарегистрированные как субъекты права или действующие на основании правовых определений Конституции и Законов РФ. Семья как субъект экономического учета, домовладение, и семья как ячейка общества, традиционная форма существования — это основа правовой фиксации отношений между  дееспособными членами семьи. До тех пор, пока кто-то из членов семьи находится в недееспособном возрасте или состоянии (инвалидность, старость, болезнь), - ответственность за него несут дееспособные члены семьи.

— принимающиеся и действующие законы не создают основ для профилактики, среды, в которой исключаются, сводятся к минимуму конфликты. Современное законодательство и практика — конфликтогенны, от «палочного учета» до «когда убьет, тогда и приедем». Правоохранительные органы и МЧС настроены на силовое подавление конфликтов социальных, техно и природогенных. Это необходимо менять, имея ввиду и экологические и социальные последствия, когда всё на планете сгорит, или утонет, или вымрет, обсуждать «кто виноват» будет поздно и наказывать будет некого и некем.

  — создание новых «комиссий» и «рабочих групп» по каждому вопросу — излишне и напоминает тот же поиск «героя», который спасет ситуацию в составе работы новообразованного комитета/министерства/организации, особенно контрольных органов или общественных организаций, не имеющих полномочий/средств/сил немедленно устранять причины конфликта. Они важны как информационные «индукторы», но дальше то должны работать выбранные и назначенные. И без специальных «пинков» со стороны общества. Возможно стоит рассмотреть некие не статические, а динамические формы организаций субъектов права для разрешения/предотвращения конфликтов, вроде движения «Лиза Алерт» когда есть некий алгоритм организации и цель деятельности, а участники разные и работают по обстоятельствам...

Текст моего комментария к законопроекту:

«Юридически не определено понятие "семейно-бытовое насилие": "семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления" Для применения понятия необходима конкретизация "умышленного деяния", что именно имеется ввиду, какое конкретно действие, в чем оно выражено объективно и как выражена его "умышленность", то есть намеренность причинить страдание или вред. Будет ли намерение родителей оставить ребенка с бабушкой считаться насилием по отношению к ребенку или бабушке, если он/она испытывает в результате "страдание" (стресс, депрессию и т.п.)? Каковы сроки обращения за пресечением ситуации "страдания"? Термин "психическое страдание" некорректен, создается прецедент для манипуляций, которые требуют привлечения специалистов-психиатров по распознанию ситуации, - "психическое" ли это было страдание, крайняя степень переживания сложившейся ситуации, которая повлекла некое психическое расстройство потерпевшего, например депрессию, или психоз, или оно было имитацией для осуществления неких корыстных намерений в отношении "насильника". Привлечение органов внутренних дел и суда для разрешения конфликта, который не попадает в административные и уголовные правонарушения, тем не менее по факту исполнения ими мер в рамках предлагаемого закона вынуждает их действовать как при нарушении административных правонарушений, что противоречит понятию "семейно-бытовое насилие", как не содержащее признаков административных и уголовных правонарушений. Фактически при такой неопределенности деяния "семейно-бытовое насилие" закон работать не будет Для решения семейных конфликтов достаточно существующих законов и систем правоохранения и социального обеспечения населения, возможно, для их полноценной работы необходимо пересмотреть некие внутренние положения и методические указания, показатели оценки качества работы, привлечь специалистов психологов для оценки и предупреждения ситуаций, проявлять больше внимания к заявлениям граждан о насилии или попытках насилия. Ситуации в семьях, со сложным культурным и конфессиональным разнообразием нашей страны, могут разрешаться правоохранительной системой только в случае юридически определенных понятий относительно действий нарушителя, введение неопределяемых понятий разрушает систему правовой кодификации, вводит в практику произвол и манипуляции в отношении участников конфликта,что создает условия для проявлений коррупции, подкупа и других неправовых деяний.»

#comment-9209

А это текст русской англичанки, жертвы подобного закона в Англии:

«Васильева елена

Мое имя Елена Владиленовна Васильева. Я из Петербурга. Долгое время жила в Лондоне

Я, по-видимому являюсь ЕДИНСТВЕННЫМ человеком в России, который был осужден и многократно по закону, с которого российский проект был полностью СКОПИРОВАН, а именно это английский Family Law Act 1996.

И поэтому мой опыт уникален для этой страны, и для правовой системы которая еще не сталкивалась с подобными правовыми нормами.

Я просто пришла в ужас когда узнала об этом проекте закона. Я обязана сделать все что в моих силах чтобы в этом обществе не допускалось и намека на вероятность того чтобы этот закон, а также правовые понятия такие как домашнее насилие и "защитные предписания" (restraining orders и Not Molestation orders) прокрадывались в российское право. Пока что Россия это единственная юрисдикция свободная от этого бреда и она должна такой оставаться, как пример для других.

Российские граждане должны четко осознать на какой рискованный путь они вступают. Английский опыт показывает что назад дороги не будет, а будет постепенная деградация правовой и правоохранительной систем до их полного разрушения.

В Англии, когда принимали эти нормы в 1996 году никто не предчувствовал подвоха. Еще бы! Эти правовые нормы “профилактика”, “превентивные меры” и т.д. звучат так невинно. Обман!

1. Впервые в истории английской правовой системы были введены правовые категории не имеющие четкого описания. Получилось что судьи должны были разбираться с правовыми категориями, которых не существует. А полицейские применять предписания, смысл которых не понимают даже судьи.

2. Это привело к постепенному РАЗМЫВАНИЮ правовых норм и деградации системы правосудия, а также полиции. Полицейские перестали расследовать преступления, кроме нарушений предписаний.

3. Когда судью просят сделать “предписание”, судья не требует доказательств (это же для профилактики!). Но потом, в будущем, эти обвинения изложенные в заявлении уже использовались как доказанные.

4. Потом введется понятие как “эмоциональный ущерб”. От судьи будут требовать путем “предписаний” “защитить от риска эмоционального ущерба жертву”. Судья рискует если он не защитит.

6. В условиях правовой неразберихи, в отсутствие правовых норм и размытых понятий, но при возможности привлекать полицию (которая обязана реагировать), как болезнетворные бактерии начинают плодиться адвокаты, которые предоставлят богатым клиентам услуги, по сути, состоящие в запугивании человека по их указанию и для других видов злоупотреблений..

7. В моем случае, мой "'экс" John Frederick Abel, в то время видный человек в лондонском Сити, в то время когда я уже уехала из Лондона и жила спокойно в России, нанял 2 бригады дорогостоящих адвокатов лондонского Сити (Siaobhan Lomasney, Philip Morton из DMH Stallard и Nick Brett, Iain из Wilson BrettWilson). Эти личности, в мое отсутствие, без уведомления мне, путем махинаций с формулировками “проектов защитных предписаний” добились два судебных предписания, которые по факту делали мне невозможным участвовать в процессах, которые касались Джона, его бизнес партнера и иных лиц, большинство которых мне не знакомо (!), а именно Chris Bates, Sian Bates, Jan Donnan, и т.д., а также финансовой компании которой они владели (это под прикрытием закона о домашнем насилии, under domestic violence)

Это при том, что жила за границей и никого не трогала.

Первое постановление за номером FD14F00086 от 31 января 2014 было пописано судьей Хью (Her Honour Judge Hughes QC) by Central Family Court было выдано без уведомления мне, в нарушение всех процессуальных правил и я до сих пор бьюсь с ними. Ясно, что она даже не читала вернее, не вникала в смысл того что подписывала. Второе в отношении меня уже звучало как "защищающее от харазмента" Вестминстерским Магистратским Судом (Westminster Magistrate court) 6 января 2016. В этом предписании полный бред и я тоже с ними бьюсь.

С тех пор меня 3 раза арестовывали в аэропорту Хитроу. Я продолжаю биться с английской системой, которая сама запуталась»

13 декабря 2019 года, 16:28 Ссылка на комментарий  

По проекту закона наверное больше нечего сказать, а о правовой безграмотности общества российского — можно судачить долго, особенно о детях, считывающих вопросы участникам конференции с экрана «айфона».

Последнее — о «спасительной идеологии», которую как считают некоторые участники форума, необходимо вставить в Конституцию. Конституция РФ содержит в себе все необходимые правовые положения, константы, на основе которых общественные объединения граждан и различные партии (все субъекты права) могут строить свои идеологии, а также применять свои верования и таланты к общему благу. Не стоит путать основы права, с законами и прочими правовыми актами, и тем более с инструментами воздействия на сторонников,  — политикой и идеологией. В законодательстве РФ отражены все необходимые нормы, запрещающие античеловеческую идеологию, в частности идеологию фашизма. 

И.Ю.Кондратьев

@interrno