право 10042021

«Люди рождаются только с чистой природой, и лишь потом отцы делают их иудеями, христианами или огнепоклонниками» 

(Саади)

 

Сегодня человечество живет в противоречивом мире глобальных процессов и рисков. Формирование единого планетарного пространства с едиными стандартами и новыми возможностями для улучшения жизни людей сопровождается новыми угрозами безопасности. В частности, глобальная информационная сфера усиливает возможности научных и культурных взаимодействий, но также является источником киберугроз[1] для отдельных государств и мирового сообщества. В условиях технологической революции 4.0 преодоление планетарных рисков требует большей сплоченности человечества и преодоления исторически сложившихся преград на пути международного сотрудничества. Крайне сложной проблемой, требующей научных исследований, является конфликтогенный потенциал в мировоззренческой сфере. Особенно в связи с проблемами реализации свободы совести в нашей стране[2]. Исторический опыт России[3] также актуализирует исследование значения свободы совести и светскости государства как факторов снижения конфликтов в обществе[4].

Глобальные процессы формируют новое пространство интеграции и взаимодействия регионов, в котором воздействие идет от целого к его частям (регионам). Это значит, что каждое конкретное общество должно адаптироваться к уже возникшему ритму и другим показателям взаимодействия стран: если в прошлом отдельный регион взаимодействовал со своим ближним окружением, то теперь он соотносится с качеством достигнутой планетарной интеграции, - фактически, с мировым целым. И страна должна меняться, чтобы освоить этот объективный вызов возникшей реальности.

История учит, что человечество издавна ищет способы устранить или хотя бы сгладить вражду, распри на социальной, национальной, бытовой почве.  Важным средством их преодоления считалась, да и в самом деле была религия.  Возможности религии как интегратора социума основательно изучены религиоведами, но поиск в этой области продолжается, и, видимо, не без оснований. Общеизвестно, что нет ни одной национальной или мировой религии, которая не обладала бы свойством в разной мере объединять общество. Например, религия способствует приглушению социальных противоречий, которые в моменты внешней опасности вообще могут не замечаться. Религия также способна предупреждать или сглаживать противоречия между национальными, племенными и т.п. образованиями, если последние входят в сферу той или иной мировой религии. На бытовом уровне религия может гасить неприязнь между людьми, принадлежащими к одной и той же конфессии. Не в последнюю очередь способность религии как идеологии объединять те или иные группы людей обусловлена догматизмом ее учения и авторитаризмом её организации.

Однако, религия не только объединяет людей в группы, но и устанавливает трудно преодолимые барьеры между ними, что способствует расколам и дезинтеграции общества. Подобная дезинтеграция может способствовать переходу общества на более высокую ступень (например, выделение протестантизма из католицизма). А может отбросить его назад (например, противостояние радикальных форм ислама исламу традиционному).

 В наши дни можно наблюдать ослабление интегрирующей функции религии; всё более заметной становится, к сожалению, её дезинтегрирующая функция. Отметим, что дезинтеграция как одно из свойств религии существовала всегда. Ещё Эразм Роттердамский писал о том, что самые жестокие войны – религиозные, что священники и монахи «разжигают в государствах и в простом народе страсть к убийствам и войнам»[5]. В наши дни наблюдается рост числа социально-политических и этнических конфликтов; религия их не столько гасит, сколько усиливает. Сохранение в наши дни интегрирующей функции внутри той или иной конфессии (например, ислама), не гарантирует того же самого, когда речь идет о взаимоотношениях между ними. Ныне множатся и усиливаются противоречия между конфессиями; сохраняется религиозная традиция нетерпимости в отношении инаковерующих и неверующих, что нередко вызывает ответную реакцию. И даже фактическое проталкивание в качестве государственной одной из религий (вопреки Конституции, где заявлено о светском характере государства), пусть даже самой распространенной в многонациональном обществе, таит в себе возможные раздоры.

  Но в области духовной культуры есть сфера, способная объединению людей не менее, чем религия. Это бесконечно разнообразная, заряженная внутренней энергией сфера светской культуры, которая существует в разной степени в любом обществе на любом уровне его религиозности.  Известно, что в основе взаимоотношений между людьми в конечном счете лежат социально-экономические и политические факторы, и эти факторы следует иметь в виду в тех случаях, когда рассмотрению подвергаются аспекты духовной деятельности общества. В то же время сфера духовной деятельности носит относительно самостоятельный характер, поэтому возможен и вариант рассмотрения проблемы единения людей, отвлекаясь от особенностей базиса в тот или иной период. Есть разные подходы к определению светской культуры, не говоря уже о подходах к ее роли в жизни личности и общества. Обычно под светской культурой разумеют мирскую (секулярную) культуру, нередко – нерелигиозное состояние духа; это духовная деятельность, не регламентированная церковными догматами, неподвластная авторитаризму религиозных организаций, свободная от религиозного воздействия[6]. Следует согласиться с мнением А.В. Кувакина о прогрессивной роли свободомыслия и гуманизма в современном обществе[7].

В то же время мы наблюдаем, что в различных регионах современного глобализирующегося мира на фоне усиления миграционных процессов происходит исламизация и усиление конфликтов на этой почве[8]. Острота идеологических противоречий в Европе, обусловленных игнорированием принципа светскости, требует адекватных выводов для многоконфессиональной России.  

Вступившие с 01.02.2021 года санитарно-эпидемиологические требования к организации общественного питания населения, утвержденные постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 27 октября 2020 г. N 32 СанПиН 2.3/2.4.3590-20, где пунктом 8.1.5. «Меню допускается корректировать с учетом климато-географических, национальных, конфессиональных и территориальных особенностей питания населения, при условии соблюдения требований к содержанию и соотношению в рационе питания детей основных пищевых веществ», привели к обратно противоположному эффекту, которым, к сожалению, воспользовались сторонники исламизации светского пространства России под видом якобы запрета для них употребления свинины, признанной «харамом» в исламе.

Примером этого является ответ Прокуратуры Ярославской области за подписью начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи старшего советника юстиции Д.А. Дьячкова (№ 21-108-2021 от 05.02.2021 г.) в адрес заявителя Алаласова Имамаддина Фарман оглы: «В связи с поступившим 14.12.2020 года в образовательную организацию заявления Тиллабаевой Т.С. о запрете употребления детьми по религиозным причинам мяса свинины, заведующей МДОУ «Детский сад № 233» г. Ярославля в адрес директора ООО «Комбинат социального питания» направлено ходатайство о замене мяса свинины на другой вид мяса, которое было удовлетворено (с 16.12.2020), а также издан приказ о замене отдельных блюд в ежедневном меню для питания детей с 1 до 3 лет и с 3 до 7 лет».

Вполне очевидно, что данный случай, безусловно, будет иметь свое дальнейшее продолжение и в других регионах нашей страны, т.к. география компактного проживания исламского населения в России весьма обширна: Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея, Татарстан, Башкортостан, Чувашия, Удмуртия, Мари Эл, Нижегородская, Самарская, Саратовская, Екатеринбургская, Пензенская и Омская области. Большие общины мусульман проживают в Москве, Санкт-Петербурге, в Ростовской области, на территории Краснодарского и Ставропольского краев.

На фоне клерикализации светского пространства в России вселяет оптимизм постановление Европейского суда, являющегося высшей судебной инстанцией Европейского союза, признавшего законность решений правительств бельгийских регионов Валлония и Фландрия, запретивших забой скота без его предварительного оглушения. Данное постановление было вынесено по иску, поданному против данных решений еврейской и мусульманской общинами, настаивающими на том, что они ущемляет свободу вероисповедания. Дело в том, что, согласно требованиям иудаизма и ислама, забиваемое животное должно находиться в сознании. Поэтому его предварительное оглушение делает его мясо некошерным (и нехаляльным) и, соответственно, непригодным в пищу. Суд постановил, что решения правительств Фландрии и Валлонии пропорциональны и не являются запретом на кошерный забой скота, «поскольку ограничивают только один аспект процедуры кошерного забоя». Кроме того, суд отмечает, что решения не запрещают импорт кошерного мяса в Валлонию или Фландрию, и поэтому не мешает евреям и мусульманам этих провинций потреблять его.

Как известно, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» говорится: «Обратить внимание судов на то, что законодательство Российской Федерации может предусматривать более высокий уровень защиты прав и свобод человека в сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь статьей 53 Конвенции, необходимо применять положения, содержащиеся в законодательстве Российской Федерации».

В качестве вывода отметим важность реализации конституционного права на свободу совести, где принцип светскости государства выступает его гарантией[9]. Особо отметим, что светскость государства означает его нейтральность в мировоззренческой сфере. в т.ч. «в силу ее юридической неопределенности»[10].

В условиях формирования единого планетарного пространства и технологической революции 4.0, сопровождающихся усилением планетарных рисков, реализация принципов свободы совести и светскости государств являются важными условиями преодоления этноконфессиональных разделений и укрепления международного сотрудничества для построения гуманистического бесконфликтного глобального общества.

Список литературы

Бурьянов С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир. 2001. № 12. С. 4-13.

Бурьянов С.А. Свобода совести и светскость государства в России. Историко-правовой аспект // Юридический мир. 2003. № 1. С. 14-25.

Иванеев С. В., Тажуризина З. А. Свободомыслие и атеизм: идеи и лица. М.: Академический проект, 2018. 270 с. (Философские технологии: Избранные философские труды).

Иванеев С.В. Континуум пространства-времени в регулировании взаимодействия образования и общества. М., Изд-во Университета «Синергия», 2017. 191 с.

Кувакин В.А. Гуманизм – основа гражданского согласия и прогресса России // Здравый смысл, № 2 (23), 2002, с. 2.

Леншин С.И. Влияние цифровизации на экономико-правовой режим укрепления обороноспособности безопасности России // Шаг в будущее: искусственный интеллект и цифровая экономика. Революция в управлении: новая цифровая экономика или новый мир машин. Материалы II Международного научного форума. Под общей редакцией П.В. Терелянского. М. 2018. С. 85-90.

Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информ.- аналит. отчет Ин-та свободы совести (вторая половина 2001 г. - конец 2004 г.) / С. А. Бурьянов, С. А. Мозговой ; Ин-т свободы совести. Москва, 2005. ([Науч. изд. 2-е, доп. и испр.]). 526 с.

Свобода совести и светскость государства в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2009 – начало 2010 г.г. М. 2010. 173 с.

Тажуризина З.А. Светская гуманистическая культура как фактор единения верующих и неверующих // Религия и общество-9. Сборник научных статей под ред. В.В. Старостенко и О.В.Дьяченко. Могилёв. Изд-во МГУ им.А.А.Кулешова. 2015. С. 38-40.

Трактаты о вечном мире / Сост. И. С. Андреева, А. В. Гулыга. - Москва: Соцэкгиз, 1963. 398 с.

Филь М.С. Мусульманское сообщество в России: проблемы политического участия и социальной адаптации: монография/М. С. Филь. М.: Маркет ДС, 2006. 128 с. (Академическая серия).

 

[1] Леншин С.И. Влияние цифровизации на экономико-правовой режим укрепления обороноспособности безопасности России // Шаг в будущее: искусственный интеллект и цифровая экономика. Революция в управлении: новая цифровая экономика или новый мир машин. Материалы II Международного научного форума. Под общей редакцией П.В. Терелянского. М. 2018. С. 85-90.

[2] Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информ.- аналит. отчет Ин-та свободы совести (вторая половина 2001 г. - конец 2004 г.) / С. А. Бурьянов, С. А. Мозговой ; Ин-т свободы совести. Москва, 2005. ([Науч. изд. 2-е, доп. и испр.]). 526 с.

[3] Бурьянов С.А. Свобода совести и светскость государства в России. Историко-правовой аспект // Юридический мир. 2003. № 1. С. 14-25.

[4] Бурьянов С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир. 2001. № 12. С. 4-13.

[5] Эразм Роттердамский. Жалоба мира. / Трактаты о вечном мире. Сост.сб. И.С.Андреева и А.В.Гулыга.  М., Соцэкгиз. 1963. С.51.

[6] Более подробно в материалах: Тажуризина З.А. Светская гуманистическая культура как фактор единения верующих и неверующих. / Религия и общество-9. Сборник научных статей под ред. В.В. Старостенко и О.В.Дьяченко. Могилёв. Изд-во МГУ им.А.А.Кулешова. 2015; Иванеев С.В. Континуум пространства-времени в регулировании взаимодействия образования и общества. М., Изд-во Университета «Синергия», 2017. Иванеев С. В., Тажуризина З. А. Свободомыслие и атеизм: идеи и лица. М.: Академический проект, 2018. 270 с. (Философские технологии: Избранные философские труды).

[7] Кувакин В.А. Гуманизм – основа гражданского согласия и прогресса России // Здравый смысл, № 2 (23), 2002, с. 2.

[8] Филь М. С. Мусульманское сообщество в России: проблемы политического участия и социальной адаптации: монография/М. С. Филь. М.: Маркет ДС, 2006. 128 с. (Академическая серия).

[9] Свобода совести и светскость государства в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2009 – начало 2010 г.г. М. 2010. 173 с.

[10] Выступивший на конференции «Светское государство – гарант общественного мира», состоявшейся в Москве, в гостинице «Метрополь» 25 ноября 2012 года, сопредседатель Института свободы совести С.А. Бурьянов справедливо заявил, что «современное государство должно быть нейтральным в мировоззренческой сфере, в т.ч. в силу ее юридической неопределенности. Только в этом случае оно имеет шанс стать подлинно правовым, демократическим, ориентированным на реализацию прав и законных интересов каждого человека. Соответственно, в таком государстве любые конфессиональные, корпоративные и прочие нормы не могут иметь приоритета по отношению к правилам поведения, которые устанавливает и обеспечивает государство».

 

Иванеев Сергей Васильевич

к.ю.н., президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма»

 

источник: Материалы Всероссийской научной конференции,посвященной памяти профессора Ф.М. Рудинского(г. Москва, 15 апреля 2021 г.)