07112021 ivaneev
 
Главный красный день календаря отмечаю не протестами против клерикализации светского пространства, а активной работой и, безусловно, размышлениями о сегодняшнем состоянии глобально-гуманистической теории марксизма, ориентирующей движение человечества к его будущему, которая сегодня, к сожалению, находится в глубоком кризисе.
Подтверждением этого состояния марксизма является озвученная прозорливая «чуйка» председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля на научно-практической конференции в Институте Европы РАН 11 декабря 2008 года: «после ликвидации социалистической системы и компрометации марксизма, как идеологического инструмента, который вырабатывает точку соединения, на которой могли бы сойтись все протестные силы, диаспора превращается в нового субъекта протеста, вокруг которого начинают собираться различные разнородные элементы, осколки минувших политических процессов».
При этом Джемаль недвусмысленно открыто заявил о новых «революционерах» XXI века, готовых при первой возможности захватить «мосты, вокзалы, телеграф...»: «Чтобы она (т.е. Россия, И.С.) осталась преградой между Востоком и Западом, необходимо, чтобы к власти здесь пришли радикальные силы, строящие своё мировоззрение на теологическом понимании смысла жизни. Люди, представляющие такие силы, есть. Они не ходят по улицам, не посещают митинги, но они существуют, как влага в воздухе перед дождём. Эта влага не видна, но готова в определённый момент выпасть в виде осадков».
Как известно, по данным МЧС России на её территории функционируют до 100 тыс. потенциально опасных предприятий и объектов, в том числе около 2300 ядерно и радиационно-опасных, 3500 химически опасных, 70 уникальных инженерных комплексов, включающих плотины и дамбы, более 150 предприятий черной и цветной металлургии и около 30 тыс. потенциально опасных объектов транспортного комплекса. В эксплуатации находится более 240 тыс. км магистральных трубопроводов и более 350 тыс. км промысловых нефте-и газопроводов. Ситуация для России усугубляется тем обстоятельством, что многие потенциально опасные объекты имеют выработку проектного ресурса на 60-70%.
Зададимся резонным вопросом, что может произойти, например, в Сибири, если в зимнее время группа подобных радикальных сил с «теологическим пониманием смысла жизни» захватят ряд потенциально опасных объектов и поставят ультиматум военно-политическому руководству страны?
Думаю, что в этом случае ситуация может быть катастрофичной для граждан Российской Федерации и при этом совсем уже не кажется дремучей фраза Дональда Трампа в последний год его президентства: «Мы знаем, что в наших венах течет американская кровь, что наше американское наследие было передано нам поколениями патриотов, которые отдали все, что у них было, — свой пот, свою кровь и даже саму свою жизнь, — чтобы превратить Америку в самую могущественную нацию в истории мира. И мы не позволим, чтобы небольшая группа левых радикалов и марксистских маньяков отняла это у нас».
Нужно быть реалистом и прагматиком, чтобы понять, что эта речь Трампа была направлена именно на защиту фундаментальных прав и свобод человека, которые оказались под угрозой, а не «маккартистской «охотой на ведьм» 1950-х годов» как её окрестили в СМИ современные американские троцкисты.
Таким образом, необходимо не ослаблять внимания к попыткам реакционных кругов и экстремистских организаций расшатать наш общественный строй, подорвать волю российского народа строить свое настоящее и будущее на принципах разума, светских демократических идеалов, на принципах справедливости, диалога, согласия и мира.