sbornik 2022

Аннотация: статья посвящена актуальному исследованию гуманистических ориентиров Антитеррористической стратегии БРИКС в контексте глобальных вызовов. Нравственное и этическое воспитание в рамках БРИКС с целью формирования у граждан этих стран конституционно-правового мировоззрения должно по определению являться исходным пунктом, целью и критерием воспитания и образования, где формирование твердых, «антитеррористических убеждений» - сложный процесс, который имеет собственную структуру и в соответствии с этим может быть различным образом дифференцирован. Один из возможных подходов состоит в том, чтобы рассматривать антитеррористическое мировоззрение в качестве предмета и цели всей воспитательной деятельности. Выявлены внутренние проблемы противодействия преступности в рамках БРИКС. Сделан вывод, что правовой неопределенностью Антитеррористической стратегии БРИКС является отсутствие закрепления принципа светскости государства в рамках борьбы с терроризмом. 

Ключевые слова: БРИКС, светская мораль, культура, религия, свобода совести, гуманизм, клерикализм, терроризм.

Реализация эффективных мер противодействия транснациональной преступности обоснована масштабностью ее распространения, а также все расширяющимся спектром методов организации данных преступлений, например, в сфере информационных технологий, когда трансформация преступности в мировом масштабе происходит в пользу диалектической взаимосвязи организованной преступности и поднимающего голову терроризма [7, с. 68-71]. Сегодня дело дошло до тектонических видоизменений существующего метода борьбы с преступностью, когда в международном масштабе преступные синдикаты извлекают многомиллиардные прибыли, подкупают чиновников в органах государственной власти и органах местного самоуправления многих стран, что становится глобальной проблемой современной цивилизации [12, с. 34-40].  

sbornik 2022 iv

Нам представляется, что организацию сотрудничества государств в борьбе с преступностью в рамках БРИКС можно охарактеризовать имитационной, т.к. по своей деятельности она, к сожалению, в определенной мере носит декларативный и популистский характер. К сожалению, в России и на Западе (особенно это в США) участилось отрицание примата международного права и тем более его принципов. Это негативно влияет на совместную работу стран, входящих в БРИКС, очень мешает международному сотрудничеству в борьбе с преступностью. Существенным фактором, играющим немаловажную роль в получении результата исследования борьбы с преступностью в рамках БРИКС, является вопрос правовой природы объединения стран в одно соединение. Теоретически это усложняется размытостью международно-правового статуса самих участников этого конгломерата разнородных субъектов [1]. На сегодняшний день БРИКС как организация, на взгляд многих ученых, не имеет долгосрочной перспективы: «Поскольку БРИКС как объединение не располагает явно выраженным юридическим фундаментом его превращение по мере развития в полноценный мощный международный политический институт пока слишком рано предсказывать» [8].   

Технологическая революция 4.0 требует от человечества максимальной сплоченности в рамках преодоления планетарных проблем, т.к. и в странах-участницах БРИКС мы наблюдаем систематические нарушения свободы совести и свободы вероисповедания [9, 10].

Специфика организации сотрудничества государств в борьбе с преступностью в рамках БРИКС состоит в том, что она строится в условиях глобальной внешнеэкономической экспансии Китая, которая начинает носить по сути планетарный характер. Подтверждением этого является то, что аналогичной спецификой военно-политических стратегий КНР является то, что они зачастую обличены в гражданские политические лозунги экономической направленности. К таковым можно отнести стратегию «Нить жемчуга», в рамках которой первоочередной задачей определено развитие портов и транспортных узлов в дружественных КНР странах, а фактически ведется создание зарубежных ВМБ (военно-морских баз) с функцией приема гражданских транспортных судов, которые перевозят стратегические грузы.

Другая военно-морская стратегия КНР – «океанских ВМС» - направлена на одновременный прорыв за «первую линию островов» и блокирование ВМС Индии (своего союзника в борьбе с преступностью в рамках БРИКС), однако она может быть полностью реализована только в связке с «Нитью жемчуга», поскольку продолжительные и эффективные действия ВМС невозможны без береговых пунктов базирования [6].   

Идеологическая борьба с терроризмом начинается с мировоззренческого просвещения невежественных масс людей, откуда, в основном, и берутся эти безумные злоумышленники. Даже странно, что такой службы нет ни в одной стране. В результате главные задачи борьбы с идеологическими корнями международного терроризма в мире вообще никем не обсуждаются и, к сожалению, не решаются. Поэтому сегодня важным объектом методологического анализа борьбы с преступностью в рамках БРИКС выступает специфика механизмов научно-познавательной деятельности при конструировании «антитеррористического просвещения».

Весьма интересным для нашего анализа борьбы с преступностью в рамках БРИКС является выступление Н.П. Патрушева в Бразилии, где он заявил: «Первым делом я бы хотел отметить лидирующую позицию России в борьбе с международным терроризмом. Мы не просто сломали хребет самой большой и богатой террористической организации ИГИЛ* (запрещена в РФ), но и на самой высокой мировой площадке, которой считается Генеральная ассамблея ООН, именно наш президент призывал создать международный фронт борьбы с терроризмом [11].    

Анализируя его выступление относительно глобальной гегемонии США и лидирующей роли России в борьбе с международным терроризмом, нельзя, конечно, с ним в этом не согласиться. Вместе с тем, можно с определенной долей недоверия отнестись к его утверждению, что Россия победила ИГИЛ (запрещена в РФ), т.к. «даже с трибуны Генассамблеи ООН из уст политиков не прозвучало ни одного предложения о построении в Сирии подлинно светского государства» [5].   

Сегодня любому здравомыслящему человеку должно быть понятно, что в рамках реализации Антитеррористической стратегии БРИКС невозможно дополнить и укрепить существующие двусторонние и многосторонние связи «пятерки», а также внести существенный вклад в глобальные усилия в предупреждении и противодействии угрозе терроризма без формирования научного мировоззрения, т.к. исторически межрелигиозные конфликты были самыми опасными и долговременными.

Авторы проекта Антитеррористической стратегии БРИКС упустили важный методологический аспект: отсутствие в нормативном документе отсылки к объединяющей светской культуре, «антитеррористической» идеологии и просвещению на ее основе, а также упоминания о реализации принципа светскости в Стратегии является правовой неопределенностью в борьбе с терроризмом, приводящей к межнациональной разобщенности и дисгармонии.

По мнению автора, предотвращение и дальнейшее расширение географических рамок терроризма, а также противостояние угрозам, исходящим от террористов, возвращающихся из зон конфликтов в страны исхода или перемещающихся в третьи страны, невозможно без формирования конституционно-правового светского мировоззрения.

Как известно из содержания Антитеррористической стратегии БРИКС, обзор хода ее выполнения будет осуществляться «под руководством Высоких представителей стран БРИКС, курирующих вопросы безопасности, а ее непосредственная реализация поручается Рабочей группе БРИКС по антитеррору (РГАТ). РГАТ может обсудить вопрос о запуске разработки в должное время Плана действий, содержащего конкретные меры по всестороннему и эффективному осуществлению данной Стратегии»

[2].   

Таким образом, приходится констатировать, что правовой неопределенностью Антитеррористической стратегии БРИКС на наш взгляд является отсутствие закрепления принципа светскости государства в рамках борьбы с терроризмом [3, с. 4-13]. Более того, в основе любой системы образования, а тем более в основе разработки Антитеррористической идеологии БРИКС лежит определенное, более или мене осознанное мировоззрение. Это вытекает из социальных функций образования и воспитания. Общества стран БРИКС передают своим членам в организованной, т.е. в государственно-институционализированной, форме, те знания, способы поведения, которые позволяют своим гражданам занять правильное место в обществе. Антитеррористическая идеология БРИКС, как ценностный опыт общества, предполагает наличие конкретной теории или специальной антитеррористической концепции, исходя из которых определяется данная система, формирующая сущность человеческой личности общества стран БРИКС.

Характер концепций, лежащих, как правило, в основе той или иной системы образования, а мы рассматриваем Антитеррористическую идеологию БРИКС именно в рамках системы образования и самообразования, зависит прежде всего от определенных взглядов и теорий об обществе, государстве, отношения к природе, человеческой личности и т.д. Однако эти взгляды и теории служат лишь основой существующей взаимосвязи между системой образования и мировоззрением. Дальнейшее развитие этой взаимосвязи проявляется в том, что составные элементы образования и воспитания предопределяются уже мировоззренческими теориями и концепциями.

Нравственное и этическое воспитание в рамках БРИКС с целью формирования у граждан этих стран конституционно-правового мировоззрения должно по определению являться исходным пунктом, целью и критерием воспитания и образования, где формирование твердых, «антитеррористических убеждений» - сложный процесс, который имеет собственную структуру и в соответствии с этим может быть различным образом дифференцирован. Один из возможных подходов состоит в том, чтобы рассматривать антитеррористическое мировоззрение в качестве предмета и цели всей воспитательной деятельности.

На наш взгляд методологические вопросы формирования научного мировоззрения в рамках «антитеррористического просвещения» БРИКС могут быть разрешены благодаря формированию философских взглядов, имманентных предмету обучения; развитию общих философских знаний, не связанных с определенной учебной программой; преобразованию философских знаний в твердые идейные убеждения. При разработке возможного проекта Антитеррористической идеологии БРИКС необходимо учитывать, что нравственное воспитание граждан тесно связано и с их правовым воспитанием, а значит появляется необходимость формирования культуры прав человека и конституционно-правового мировоззрения с целью противодействия экстремистской идеологии в обществе.

В контексте имеющихся внутренних проблем в условиях борьбы с преступностью в рамках БРИКС мы можем выделить следующие, прежде всего, именно внутренние проблемы: 

  1. Наличие в некоторых странах БРИКС (например, в России) клерикального национализма, который характеризуется засильем религии в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в различных сферах общественной жизни, сращиванием организационных структур религиозных объединений и националистически настроенной части общества.
  2. Происшедшее в странах БРИКС в ходе своего исторического развития переплетение религиозного и этнического в определенных обстоятельствах способствовало образованию ошибочных представлений (религиозной и национальной «исключительности», веронетерпимости, враждебности к другим народам и т.д.).

Эти негативистские представления получили свое развитие и усиление в националистической идеологии и психологии стран БРИКС, которые приводят к систематическим нарушениям конституционной свободы совести.

Целенаправленное и навязчивое культивирование в странах БРИКС конфессионально-этнических превосходства, замкнутости, антипатий позволяет клерикальной общественности в своих странах через СМИ навязывать стереотип подмены принципа свободы совести принципом свободы вероисповедания [4, с. 25-28]. Насаждаемый прежде всего в культуре некоторых своих стран, этот стереотип постепенно закрепляется в сознании и чувствах верующих людей, механически передается из поколения в поколение, обретает определенную идеологическую и психологическую устойчивость, становится традицией сложного, противоречивого характера.

Таким образом, публичная демонстрация и характеристика в некоторых странах БРИКС адептами «своего» вероисповедания как более «развитого», «истинного», «национального» служит почвой для настроений этноцентризма, национального эгоизма, «исключительности», враждебности к другим народам, что свидетельствует об иллюзорности борьбы с террористическими угрозами. 

 Список источников

 

  1. Ануфриева Л.П. БРИКС: о правовой природе и принципах сотрудничества // Актуальные проблемы российского права. 2019. № 12.
  2. Антитеррористическая стратегия БРИКС // Официальный информационный портал BRICS. [Электронный ресурс]. URL: https://brics>russia202 (дата обращения: 10.02.2022).
  3. Бурьянов С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир. 2001. № 12.
  4. Бурьянов С.А. Значение и перспективы международного признанных прав человека, включая свободу мысли, совести и религии, в условиях глобализации общественных отношений // Евразийский юридический журнал. № 12 (91). 2015.
  5. Иванеев С.В. Перспективы развития международного права в контексте влияния исламского фактора на ситуацию в Сирии и Ираке. // Сборник материалов Международного научного конгресса «Глобалистика2015», М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2015.
  6. Казанин М.В. Военный компонент обеспечения национальной безопасности КНР: монография / М. В. Казанин. М.: Макс Пресс, 2015. 254.
  7. Леншин С.И. Правовой режим военно-экономической безопасности России в XXI веке // Анализ социально-экономического состояния и перспектив развития Российской Федерации. Материалы 5-й Международной студенческой научно-практической конференции. Государственный университет управления. М., 2017.
  8. Поветкина Н.А. Финансовая устойчивость Российской Федерации. Правовая доктрина и практика обеспечения: монография / под ред. И.И. Кучерова. М.: ИЗиСП, Контракт, 2016.
  9. Проблемы реализации свободы совести в современной России и мире. Монография. М.: Русайнс, 2020.
  10. Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информ.- аналит. отчет Ин-та свободы совести (вторая половина 2001 г. – конец 2004 г.) / С.А. Бурьянов, С.А. Мозговой; Ин-т свободы совести. Москва, 2005. [Науч. изд. 2-е, доп. и испр.].
  11. Петров А. Контртеррористическая стратегия БРИКС отражает вес

РФ в сфере глобальной безопасности // Информационный портал Экономика сегодня. [Электронный ресурс]. URL: https://rueconomics.ru/414162kontrterroristicheskaya-strategiya-briks-otrazhaet-ves-rf-v-sfere-globalnoibezopasnosti (дата обращения: 10.02.2022).

  1. Шаповалов Н.И. Правовая природа органов политической кооперации, их место и роль в системе органов Европейского Союза // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Юриспруденция. 2012. № 3.

 

Иванеев Сергей Васильевич,

доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Школы права Института права и управления ГАОУ ВО МГПУ, к.ю.н., подполковник юстиции запаса, президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма», член Общественного совета при Федеральном агентстве по делам национальностей (ФАДН России).